Самолётопад: Усталость металла или людей? — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
30

Самолётопад: Усталость металла или людей? - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

Череда последних авиакатастроф в ВВС позволила опять заговорить о «чёрном августе» или чёрной полосе для отечественной военной авиации. Шутка ли — за месяц четыре разбившихся самолёта! Опытные пилоты, надёжная, как казалось, техника и такие страшные последствия с гибелью людей. Что происходит? Устали люди или металл?

Сейчас многие агентства цитируют слова заслуженного пилота России Юрия Сытника, который считает, происходящие в августе авиакатастрофы связаны с повышенной сезонной нагрузкой. «Устают самолёты, устают люди, которые обслуживают борта, готовят их, потому что полёты интенсивные. А в военной авиации очень много молодых лётчиков, которые заканчивают училища, осваивают новые для себя типы машин, поэтому у них ещё недостаточно опыта, где-то имеет место переоценка своих сил. Это приводит к печальным последствиям», — приводят слова Юрия Сытника. Отчасти, в них есть немало правды.

Опытным, то есть ещё проходящим испытания, образцом военно-транспортного самолёта Ил-112 В разбившегося в Подмосковье управлял действительно опытный экипаж. За штурвалом — Герой России Николай Куимов, лётчик испытатель 1-го класса Дмитрий Комаров и бортинженер-испытатель 1 класса Николай Хлудеев.

Как заполыхал правый двигатель самолёта, все видели на кадрах видеосъёмки — в такой ситуации машину спасти было невозможно. Пилотам удалось лишь увести горящий самолёт в сторону от жилых кварталов. «СП» уже писала, что у хорошего, в общем-то, Ил-112 В проблемы с двигателем. В этом случае виноват именно «металл» — вопросы здесь к авиационной промышленности.

Разбившимся 14 августа в Турции самолётом-амфибией Бе-200 из состава Морской авиации ВМФ России тоже управлял опытный экипаж — пилоты подполковники Владислав Беркутов и Вадим Карасёв, на борту находился и полковник Евгений Кузнецов в качестве лётчика-инспектора. Самолёт тушил пожары в районе турецкого города Адана, и нагрузка на экипаж была огромная — летали ежедневно. Можно предположить, что Бе-200 при очередном заходе черпанул воды больше положенного и, отяжелевший, не смог вовремя набрать высоту и врезался в гору. Пилоты недооценили ни свои возможности, ни возможности самой воздушной машины. Выводов комиссии по расследованию этой авиакатастрофы пока нет, так что это лишь предположение.

Известно, что пилотировал МиГ-29, который разбился в Астраханской области на полигоне Ушулук, молодой лётчик. По крайней мере так утверждает один из блогеров в соцсетях, который пишет, что пилот окончил военное авиационное училище в 2019 году и ещё не имел достаточного опыта. Вероятно, что действительно могла иметь место ошибка при пилотировании, впрочем, ряд экспертов не исключают погодный фактор, а также технические причины у модернизированного истребителя МиГ-29СМТ.

Кто управлял истребителем Су-35С, который потерпел аварию над Охотским морем 31 июля (почти август) не сообщается. Военное ведомство озвучило лишь то, что у самолёта отказал один из двигателей, а пилоту руководителем полётов была дана команда катапультироваться, что он успешно сделал и был подобран поисково-спасательной группой. Впрочем, по одной из версий (именно версий) Су-35С был сбит своим же истребителем во время учебного воздушного боя — не сработала система распознания цели «свой-чужой». Минобороны её, естественно, не подтверждает.

На первый взгляд, действительно, достаточно невероятная версия, однако здесь можно вспомнить историю с крушением 22 сентября 2020 года в Тверской области истребителя Су-30М2. Его во время учебного воздушного боя сбил другой истребитель — Су-35С. Этот случай сейчас уже расследован и, как выясняется, пилоту-«уничтожителю» своих самолётов грозит крупный штраф, а то и тюремное заключение.

До 22 сентября прошлого года у 34-летнего майора Василия Савельева была безупречная репутация — лётчик 1 класса, командир звена истребителей Су-35С в 790-м авиационном полку, который базируется на аэродроме «Хотилово» в Тверской области. Общий налёт на разных видах воздушных судов составляет более 904 часов, в том числе на Су-35С, на который он прошел переучивание — почти 100 часов. Нареканий не имел, имел доступ по всем видам лётной подготовки, в том числе по боевому применению — к полётам на воздушный бой с маневренной воздушной целью на средних и больших высотах.

Во время воздушного боя, естественно учебного, он и поразил истребитель Су-30М2, но не из фотопулемёта, как предполагалось, а из ВПУ — встроенной авиационной пушки ГШ-301. Стрелял Савельев метко — короткая очередь из пяти 30-мм снарядов поразила маневрирующую цель. Можно сказать — снайперская стрельба, не так это просто из пушки поразить маневрирующий истребитель с опытным пилотом. Майор Распопов и старший лейтенант, управлявшие Су-30М2, к счастью, не пострадали (очередь пришлась в крыло) и успешно катапультировались. А вот сама воздушная машина, стоимостью 1 143 079 791 (один миллиард сто сорок три миллиона семьдесят девять тысяч семьсот девяносто один руб. 81 коп. — так значится в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого), безвозвратно утеряна. Понятно, что была совершена ошибка, вот только одного ли пилота Савельева?

— Подобного не могло произойти, если не имело место быть грубого нарушения со стороны лётчика и контролирующих служб, — говорит заместитель главнокомандующего ВВС по вопросам Объединенной системы ПВО государств-участников СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев. — Существует система радиолокационного опознания известная по названию «свой-чужой», которая не позволяет нанести поражение по своему самолёту по ошибке пилота. Впрочем, и она не является какой-то панацеей. Известен случай, когда в начале 1980-х во время учений в районе озера Балхаш истребитель МиГ-25 подбил другой истребитель в учебном бою, и тогда ввели некоторые изменения в систему распознания. С тех пор было введено правило не использовать во время учений боеприпасы, а подтверждать результат воздушного поединка исключительно фото и видеофиксацией.

Боекомплект устанавливается лишь на самолётах дежурных расчётов, готовых к реальному применению по нарушителям воздушного пространства. При этом лётчик действует не только по обстановке, но и запрашивает разрешение на открытие огня на поражение у дежурной службы. И уж сбить своего точно не может. В данном случае можно предположить, что истребители отрабатывали поражение наземных целей как с применением ракетного вооружения, так и авиационных пушек. После учебной атаки все они ставятся на предохранитель, что исключает случайный выстрел. Если пилот Су-35 забыл это сделать, то это не просто ошибка, а грубое нарушение.

Материалы расследования показали несколько иную картину — это был обычный учебный бой, с той лишь особенностью, что были перепутаны переключатели «ВКЛ» и «ВЫКЛ». О чём пилот Су-35С даже не подозревал.

А вот что поведал сам майор Василий Савельев:

«22 сентября 2020 года выполнялись обычные учебные полёты без полигона. За месяц до этого самолёт сняли с боевого дежурства, хотя он по приказу командира должен был там находиться. Специалисты по вооружению выполнили процедуру снятия ракет с самолёта, а процедуру приведения пушки в не боевое положение не выполнили. Перед полётами 22 сентября они должны были всё это опять проверить и проконтролировать, но ничего сделано не было. При приеме мною самолёта к полёту техник не доложил, что на нём есть боекомплект и контактор пушки замкнут и она готова к реальной стрельбе. Не доложил потому, что сам этого не знал, так как ему ничего спецы по вооружению не сказали. Также в журнале подготовки самолёта не было отражено записью, что на самолёте есть авиационные средства поражения.

Приняв самолёт, я знал, что на самолёте нет боекомплекта, исходя из вышеперечисленного, и по всем правилам контрактор пушки разомкнут — пушка не в боевом состоянии. Далее взлетел для выполнения задания, которое предполагало ведение маневренного воздушного боя. Предполагалось выполнение атак цели с имитацией пуска управляемых ракет малой дальности из пушки. При выполнении шестого посчёту манёвра я атаковал самолёт с применением имитации стрельбы из пушки. Но оказалось, что вместо имитации произошла реальная стрельба и самолёт-цель был реально поражен. Стрельба стала возможной из-за того, что специалисты по вооружению проявили халатность в исполнении своих обязанностей и из-за того, что был включён выключатель ГЛАВН ВКЛ".

Следствие, а его проводили криминалисты военного следственного отдела СК РФ по Тверскому гарнизону, в действиях майора Савельева вину всё же узрели и считают, что он допустил нарушение правил полётов. Это статья 351 УК РФ, которая предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы, а ещё, возможно, и компенсацию причиненного ущерба. Лётчику инкриминируется то обстоятельство, что он «не убедился в безопасности своих действий, проявил невнимательность и самонадеянность, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий».

Должен ли пилот лично проверять свой самолёт после доклада техника о готовности машины к вылету? Вероятно, что в каких-то деталях должен, но не весь же истребитель ему облезать сверху донизу. Всё-таки основная задача лётчика — это собственно сам полёт. И, судя по предыдущим характеристикам, Василий Савельев делал это профессионально, да и не его задача снимать с самолёта ракеты, разряжать пушку, тем более, что самолёт за месяц до происшествия был снят с боевого дежурства и разоружён. Да, может быть на кнопку «ГЛАВН ВКЛ» должен был обратить внимание, но понадеялся на техников и вооруженцев. В результате стрельнул более чем на миллиард рублей и понизил боеспособность армии на одну боевую единицу — Су30М2.

Авиакатастрофы

Расшифрованы черные ящики разбившегося в Подмосковье Ил-112 В

Член ЦК КПРФ Тетёкин указал на причину регулярных авиакатастроф

В Астраханской области разбился военный самолет

Обнаружены черные ящики разбившегося Ил-112 В в Подмосковье

Все материалы по теме (1314)