«Самое уродливое в мире судно»? Нет, военный прорыв России в Арктику — Свободная Пресса

0
62

«Самое уродливое в мире судно»? Нет, военный прорыв России в Арктику - Свободная Пресса

На днях, 21 декабря, на «Адмиралтейских верфях» в Санкт-Петербурге спустили на воду ледовую самодвижущуюся платформу (ЛСП) «Северный полюс» (проект 00903). Как сказано в официальных документах — «плавучую обсерваторию для российских исследований и мониторинга природной среды». Соответственно таким задачам, у этого не имеющего аналогов в мире судна и заказчик вроде бы единственный — Роскомгидромет. Но есть большие основания полагать, что основной интерес к скорейшему выводу в Арктику ЛСП «Северный полюс» вовсе не у наших метеорологов. Он — у российского Министерства обороны.

Похоже, именно горячая заинтересованность военного ведомства в создании огромной самодвижущейся платформы стоимостью в 7 миллиардов рублей и водоизмещением с современный ракетный крейсер (около 10390 тонн) помогла завершить стройку в рекордные для нашего явно захиревшего в последние десятилетия кораблестроения сроки. Лет двадцать уже ни один крупный боевой корабль или вспомогательное судно Россия не строила такими просто лихорадочными темпами: в апреле 2018 год был подписан соответствующий контакт с «Адмиралтейскими верфями», а спустя чуть более полтора года огромный «Северный полюс» уже закачался на невской волне.

В итоге у нас уже практически готово огромное исследовательское судно, способное во льдах перемещаться без помощи ледокола со скоростью до 10 узлов, при этом днем и ночью принимать на палубу тяжелые вертолеты типа Ми-8АМТ (Ми-17). Автономность по запасам топлива — около двух лет. Срок службы — не менее 25 лет. Экипаж — 14 человек. Для 34 ученых-исследователей на борту будут развернуты 14 современных лабораторий.

Мощность энергетической установки в 4200 киловатт этой ЛСП позволяет комфортно и безопасно зимовать во льдах при температурах воздуха до минус 50 градусов. А новаторская форма прочнейшего корпуса, похожего на половинку грецкого ореха, не позволит раздавить его даже многометровой толщины полярным льдам. Ледовые поля даже при самом сильном их сжатии будут просто потихоньку выдавливать самодвижущуюся платформу на свою поверхность.

Иззавидовавшиеся, как представляется, американцы уже поспешили обозвать нашу новаторскую ЛСП «самым уродливым судном в мире». Штатовское издание The Drive так и написало: корпус этого исследовательского имеет «отчетливую яйцевидную форму», что совсем не выглядит красивым. Так, мы ребята, вовсе не за красотой гнались в этом случае. Нам нужно, чтобы во время самой суровой многомесячной зимовки «Северный полюс» гарантированно не повторил известную всему миру довоенную еще трагическую эпопею советского парохода «Челюскин». Российские конструкторы этого добились. Только и всего.

Кстати, к сведению умников из The Drive: похожий по форме корпус использовался на знаменитом судне «Фрам» знаменитого полярного исследователя Фритьофа Нансена.Что сильно помогло ему в работе.

Теперь главный вопрос: какие именно работы и в интересах каких именно ведомств будут осуществляться на ЛСП «Северный полюс», когда судно все же шагнет в Арктику?

Первое публичное предположение на этот счет сделал крупнейший китайский интернет-ресурс Sohu. По мнению этого авторитетного СМИ, платформа «Северный полюс» может стать ключом к доминированию России в высоких широтах. Особенно, если в ближайшие годы Москва сумеет построить еще несколько подобных искусственных островов и расположить их в прочнейших льдах.

Sohu справедливо считает, что научные исследования на таких платформах — это исключительно для мирного времени. А в случае войны ЛСП смогут принять на борт боевые вертолеты, ракеты и значительное количество солдат. Таким образом, наша страна окажется в состоянии осуществлять эффективный контроль за самыми отдаленными уголками Северного Ледовитого океана.

Полагаю, мы вправе существенно дополнить догадки китайских коллег. Дело в том, что для постановки «Северного полюса» на службу не только Роскомгидромету, но и Минобороны РФ, никакой войны ожидать и не требуется. Ведь то, что наверняка будет осуществляться с борта свежеиспеченной ЛСП, раньше десятилетиями выполняли сначала советские, а затем российские дрейфующие станции. Об этом открыто не говорилось, но почти все из них, кроме всего прочего, тесно взаимодействовали с экипажами атомных подводных лодок Северного флота, непрерывно несущих боевую службу под ледовым куполом Арктики.

Такая работа началась с 20 февраля 1954 года, когда вышло в свет секретное постановление Совмина СССР о полярных станциях (СП). В соответствии с этим документом, Арктическому НИИ Главсевморпути было поручено ежегодно высаживать на лед по две дрейфующие станции. Одну — в западном, другую — в восточном секторах Северного Ледовитого океана. И поддерживать их круглогодичную эксплуатацию, в том числе и в интересах военных. А именно — обеспечивать полеты советской стратегической авиации и патрулирование атомных подлодок. Считалось, что при возникновении аварийных ситуаций у экипажей в этих районах персонал дрейфующих станций может прийти на выручку.

Слава богу, за минувшие более чем полвека ничего подобного возле Северного полюса выполнять сугубо гражданским полярникам не пришлось. Но их тесное взаимодействие с военными все равно только набирало обороты.

В сентябре 1963 года атомная подводная лодка К-115 проекта 627 (Северный флот) под командованием капитана 2 ранга (будущего контр-адмирала) Игоря Дубяги получила задачу подо льдами совершить скрытый переход на Тихоокеанский флот. По маршруту перехода в ту пору работали две советские дрейфующие станции — «СП-10» и «СП-12». Дубяга получил приказание главкома ВМФ СССР осуществить всплытия в полыньях возле обоих. Экипажу К-115 удалось, правда, выйти на поверхность лишь возле одной станции. Навестить другую не дали мощные ледовые поля. Но это не помешало подводникам в срок добраться до Камчатки, за что командиру лодки было присвоено звание Героя Советского Союза.

С начала 1970-х годов патрулирование советских атомных ракетных подводных крейсеров в Арктике стало регулярным. И столь же регулярно их работу обеспечивал персонал наших дрейфующих станций. Так, осенью 1971 года К-147 проекта 671 под командованием капитана 1 ранга Анохина выполнила рекордный по продолжительности поход под дрейфующими льдами. Точную работу подводников обеспечивали гидроакустические маяки, выставленные на глубине с «СП-19» и «СП-20».

Подобным же образом в 1974 году подледной навигацией обеспечивала боевое дежурство в Арктике атомохода К-454 под командованием капитана 2 ранга Барановского дрейфующая станция «СП-22».

В июле 1989 года персонал станции «СП-30» совместно с подводниками Северного флота прямо со льдины выполнил ряд натурных экспериментов в области создания новых гидроакустических комплексов и совершенствования противолодочной обороны. Во время совместной работы шесть рискованных всплытий в полыньях рядом с дрейфующей станцией произвела многоцелевая атомная подводная лодка проекта 671РТМ К-358 под командованием капитана 2 ранга Лопато.

Естественно, подобная исследовательская деятельность наших дрейфующих станций в приполюсных районах Арктики очень беспокоила Соединенные Штаты. Разведывательную информацию об этой работе американцы стремились добывать любыми средствами. Известно, по крайней мере, о трех операциях военной разведки США на этом направлении.

Сначала 19 марта 1962 года Москва сообщила об экстренном закрытии станции «Северный полюс-8» из-за резко ухудшившейся ледовой обстановки. Людей и самые важные материалы на материк удалось вывезти лишь крошечными самолетами типа Ан-2. Машины покрупней и повместительней (Ли-2 и Ил-14) на потрескавшуюся льдину сесть оказались не в состоянии. Для американцев это повышало шансы в срочно покинутом советском лагере обнаружить много интересного.

Они долго и тщательно искали с воздуха брошенное пристанище «СП-8». Нашли в мае того же года. На парашютах на продолжающую разламываться льдину была выброшена разведгруппа, которая пять дней собирала в мешки все, что удалось найти. Потом группу с ценными находками эвакуировала атомная подлодка ВМС США.

А осенью 1971 года разведку США очень заинтересовала работа гидроакустики советской станции «СП-20». Покидать ее лагерь хозяева не собирались, поэтому незваные гости из-за океана на парашютах тайно высадились неподалеку и установили шпионскую аппаратуру. Завершив работу, соглядатаи пешком ушли из этого района приблизительно на 10 километров. Вывез оттуда разведчиков на мыс Барроу пентагоновский самолет типа DHC-6 «Твин Оттер», способный взлетать и садиться на неподготовленные площадки.

А в 1987−88 годах американские разведывательные самолеты типов «Орион» и «KS-135» с авиабазы ВВС США Туле (Гренландия) что-то очень подозрительно зачастили в район дрейфа советской станции «СП-29», высаженной атомным ледоколом «Сибирь». Через равные промежутки времени штатовские разведчики регулярно проходили над головами наших полярников на высотах от 400 до 500 метров.

Впоследствии оказалось, что в районе дрейфа для наблюдения за работами советских полярников атомная подводная лодка ВМС США выставила специальный буй, приспособленный для сбора гидроакустической информации. В целях экономии энергии собственных батарей, шпионский буй включался на передачу собранной информации только в момент появления над ним американских самолетов-разведчиков. А затем снова замолкал. Поэтому слежку за «СП-29» он вел долго.

Вероятно, перечисленных примеров достаточно, чтобы уяснить: наши дрейфующие станции никогда не ограничивать снабжением научными данными о состоянии Арктики, ее глубинах и льдах одних только сначала советских, а потом и российских гидрологов, метеорологов и гляциологов. У полярников всегда было множество секретных задач оборонного характера, о которых не принято рассказывать открыто. Но в последние годы все это вынужденно прекратилось. Причина — начавшееся интенсивное таяние льдов, связанное с глобальным потеплением. Найти для высадки исследователей многолетнюю, большую и прочную льдину — это все более и более нереальная задача.

В итоге последняя попытка высадить у Северного полюса российскую дрейфующую станцию под названием «СП-40» была предпринята в 2015 году. Но кончилось это дело почти ничем. Прежде не было редкостью, когда такие же исследовательские непрерывно работали в Арктике по три-четыре года. Как, например, «СП-16» в 1968−72 годах. Но «СП-40» удалось высадить на лед 18 апреля 2015-го. А снимать пришлось менее, чем через четыре месяца — 9 августа. Льдина начала крошиться.

Однако российские атомные подводные лодки по-прежнему уходят на боевое патрулирование под льды Арктики. Наши летчики-«стратеги» с ракетами под крыльями и фюзеляжами все так же летают к побережью Соединенных Штатов. Только обеспечивать такую важнейшую для безопасности России деятельность в последние годы стало намного сложней из-за отсутствия у нас дрейфующих станций.

Вот, собственно, этими обстоятельствами и вызвано создание в России неказистой с виду, но крайне нужное стране ледовой самодвижущейся платформы «Северный полюс». Если в районе, где она вскоре вмерзнет в лед и станет дрейфовать, будут замечены атомные подводные ракетные крейсера ВМФ России — никто в мире и не удивится. Особенно — в Пентагоне.

Россия в Арктике просто вышла на другой технологический уровень и уровень безопасности. А так — все то же самое.

Военное обозрение

Военный эксперт назвал главный урок карабахской войны для России

Российский истребитель перехватил японский самолет

На Курилах построят более 50 сейсмостойких сооружений

В России будет создан новый тип войск

Все материалы по теме (2956)