Российская 201-я военная база в Таджикистане рискует попасть в окружение талибов — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
40

Российская 201-я военная база в Таджикистане рискует попасть в окружение талибов - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

Важнейшие для России страны Центральной Азии на глазах погружаются в хаос. Настоящий обвал власти происходит в Афганистане. Там на фоне продолжающегося вывода войск Соединенных Штатов и их союзников по НАТО свое влияние резко наращивает исламистское движение «Талибан» *. А правительство в Кабуле и подчиненные ему военные, похоже, больше думают о спасении собственных жизней, чем о судьбе страны в целом. В итоге по состоянию на начало июля под контролем талибов находилось уже около 50−80% территории Афганистана.

Практически без сопротивления в плен наступающим охотно сдаются целые гарнизоны. Как это на днях произошло, скажем, на военной базе правительственных войск в уезде Хакерз в Кандагаре. Белый флаг над нею был поднят всего после двух дней осады.

Обстановка настолько тревожная, что в понедельник, 5 июня, свернуло свою работу российское консульство в Мазари-Шарифе, расположенном недалеко от Узбекистана. Наши дипломаты эвакуированы в Кабул, который пока держится. Как заявлено официально, «до прояснения обстановки». Еще раньше свои консульства в этом городе закрыли Турция, Пакистан и Иран.

Впрочем, весьма вероятно, что дипломатическим представительствам различных стран скоро придется бежать и оттуда. В первую очередь — огромному посольству США.

Еще в апреле по команде из Вашингтона оно было переведено в «режим частичной эвакуации». Но даже и после этого в составе миссии осталось около 1400 американцев. В Штатах рассчитывали, что после запланированного на 11 сентября вывода их войск из Афганистана для охраны и обороны посольства в Кабуле удастся оставить хотя бы 650 заокеанских военных. Не тут-то было.

Уже торжествующий близкую и сокрушительную победу «Талибан» заявил, что после 11 сентября 2021 года любого иностранного солдата в своей стране будет рассматривать как законную мишень. Стало быть, посольство США наверняка вот-вот придется эвакуировать не «частично», а целиком. Да и только ли посольство США?

Что особенно тревожно для Москвы: в руках талибов уже почти целиком все северные провинции Афганистана, граничащие с бывшими советскими среднеазиатскими республиками. В наибольшей опасности — Таджикистан. В непосредственное соприкосновение с его погранзаставами талибы вошли уже почти на всем протяжении 1430-километрового общего государственного рубежа. Ожесточенная стрельба гремит всего в 70 километрах от российской 201-й военной базы. А через реку Пяндж в Таджикистан тысячами валят отступающие солдаты и офицеры афганской армии, которые или не верят в гуманность талибов, или имеют иные основания опасаться за свою судьбу.

Точку зрения «Талибана» на происходящее рядом с Таджикистаном официальный представитель этого движения Забиулла Муджахед 5 июля обрисовал так: «Вчера вечером (заняли — ред.) большую территорию в провинции Бадахшан. Те, кто выступали от правительства Кабула на границе, бежали оттуда. В итоге территория перешла под наш контроль… Они (кабульские власти — ред.) не могут взять под свой контроль эти области. У нас есть регулярные силы по всем направлениям территорий, которые находятся в нашем распоряжении. Сначала они не могли сопротивляться, а теперь уже ничего не могут».

Вопрос вопросов теперь для Москвы, Душанбе, а, вероятно, и всего мира стоит ребром: двинутся или нет талибы в северном направлении на территорию бывшего Советского Союза? На сей счет предводители талибов на сегодня делают исключительно успокаивающие заявления. Типа: «Ни сном, ни духом!». Но, по крайней мере, в Душанбе им точно мало кто верит. Во всяком случае, телефоны правительственной связи в четырехугольнике Таджикистан-Узбекистан-Казахстан-Россия уже раскалены добела из-за постоянных заочных переговоров на высшем уровне.

Так, в понедельник лидер Таджикистана Эмомали Рахмон складывающуюся на сопредельной территории ситуацию долго обсуждал с президентом РФ Владимиром Путиным. Получил заверения Москвы, что Россия не оставит его страну в беде и окажет «необходимую поддержку — как в двустороннем плане, так и в рамках Организации Договора о коллективной безопасности».

Что касается «двусторонней помощи» со стороны России, то тут — никаких сомнений. Москве просто деваться некуда, поскольку на территории Таджикистана дислоцирована фактически целая российская мотострелковая дивизия в лице уже упомянутой 201-й военной базы. А еще — важнейший для отечественной системы контроля космического пространства оптико-электронный комплекс «Окно». Вопрос только в сроках, формах и масштабах такой поддержки. А вот насчет содействия Таджикистану от ОДКБ…

По этому поводу сегодня обоснованные сомнения существуют наверняка не у одного лишь Рахмона. Созданная еще в 1992 году Организации Договора о коллективной безопасности до сей поры ровно никак не проявила себя ни в одном из многочисленных вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве. Самый свежий пример — прошлогодняя война в Нагорном Карабахе, в котором член ОДКБ Армения была наголову разбита Азербайджаном, не входящим в эту организацию. (Да, чисто формально Армения с Азербайджаном не воевала, воевал Карабах, тем не менее, «осадочек остался).

На помощь армянам ни Белоруссия, ни Казахстан, ни Киргизия, ни тот же Таджикистан не пристали ни единого солдата — даже символически, чтобы поддержать союзника.

Зато бюджеты этой миротворческой «конторы» осваиваются, оружие от Москвы по льготным ценам идет потоком и военные учения якобы союзников проводятся регулярно.

Поэтому ничего удивительного, если посулы Путина для обороны от талибов все же задействовать боевые возможности еще и Организации Договора о коллективной безопасности никакого энтузиазма у Рахмона не вызвали. Спасаться он резонно решил самостоятельно.

Едва повесив трубку после переговоров с Москвой, поручил своему министру обороны Шерали Мирзо срочно начинать мобилизацию 20 тысяч военнослужащих резерва. Иными словами — практически мгновенно попытаться в 2,5 раза увеличить численность Вооруженных сил Таджикистана (на сегодня в их рядах всего 8,8 тысячи солдат и офицеров).

Выглядит это настоящим жестом отчаяния. Потому что в случае, если талибы, общую численность вооруженных формирований которых зарубежные военные специалисты оценивают примерно в 100 тысяч боевиков, в ближайшей перспективе все же хлынут через Пяндж в северном направлении, ничем Рахмону такая мобилизация не поможет. Не только потому, что в боевом отношении современные таджикские резервисты — ноль без палочки.

Формально их тысячами стали ставить на учет после 20 января 2021 года, после того, как в стране был принят новый закон «О всеобщей воинской обязанности и воинской службе». Как раз над сопредельным Афганистаном уже вовсю заклубились военно-политические тучи. Новый документ дал право местным молодым людям в армию не ходить, а при внесении в казну определенной платы, размер которой определяет правительство, проходить военную службу в так называемом призывном резерве. Порядок и качество подобной боевой подготовки выглядит смехотворно. Всего месяц в казарме и по подписанному Рахмоном закону в этой стране ты считаешься подготовленным к современной войне бойцом.

И ладно бы хотя бы такое воинство Душанбе было в состоянии выставить против новой грозной опасности. Однако не факт, что и эта затея получится. Потому что и часть собственной армии, и часть резервистов, как представляется многим, в решающий момент очень даже могут повернуть штыки против самого Рахмона. Ведь, как считают специалисты, симпатии значительного числа граждан Таджикистана нынче как раз на стороне приближающихся талибов.

Мы ведь не забыли: в 1992—1997 годах в этих краях гремела ожесточенная гражданская война. Против тогда еще не Рахмона, а Эмомали Шариповича Рахмонова и его сторонников, в рядах Объединенной таджикской оппозиции сражались тысячи их нынешних сограждан. Тренировочные лагеря, где готовили противостоявших официальному Душанбе вооруженных боевиков, находились как раз в Афганистане. Оттуда местные бандиты вместе с афганскими моджахедами совершали нападения не только на правительственные войска, но и на российских пограничников.

В частности, таким объединенным тадкикско-афганским отрядом 13 июля 1993 года в десятичасовом ожесточенном бою была почти поголовно уничтожена охранявшая здешнюю границу российская 12-я погранзастава Московского погранотряда.

Мы не забыли, и куда потом девались многие члены той свирепой Объединенной таджикской оппозиции. А вот куда: по подписанному в Москве 23 декабря 1996 года мирному соглашению 4498 этих матерых боевиков было решено интегрировать в только начавшие формироваться официальные силовые структуры республики. Так начиналось становление нынешних Вооруженных сил Таджикистана и его Национальной гвардии.

Вероятно, большинство из тех бывших «оппозиционеров» на сегодня уже покинули армейские ряды. Но кто-то наверняка и остался. Как могла остаться и весьма своеобразная «духовная» атмосфера в таджикистанских казармах. Поэтому как поведет себя такая армия, случись что-то серьезное, никто особо не представляет. Ни в Душанбе, ни в Москве. Еще менее предсказуемо поведение в бою спешно набранных «с бору по сосенке» и наспех вооружаемых резервистов.

Вероятно, и по причине очевидной ненадежности собственных защитников весьма нервную реакцию официального Душанбе вызвал появившийся еще в декабре 2020 года в Сети и адресованный силовикам Таджикистана пропагандистский ролик под названием «Фатҳи райони Моймай» («Покорение района Маймай»). Фактически — подготовленный талибами видеоотчет об их же нападении на пост афганской полиции расположенный на берегу Пянджа в районе Маймай (Верхний Дарваз) северной афганской провинции Бадахшан. На кадрах хорошо видно, как после короткой перестрелки боевики врываются на пост и начинают бойню. Тогда, по сведениям самого «Талибана», было уничтожено 23 афганских солдата, а также начальник районного управления службы безопасности и его заместители.

Но самое примечательное, что основу той банды составляли не скрывавшие лиц этнические таджики Дустмухаммад Мухаммадов, Далер Элмуродов, Абдулбосит Вохидов, Бусанбой Гадоев, Сухроб Юсупов, Шакарбек Холбеков, Рустамхуджа Насруддинов, братья Джавахир и Бегзод Уруновы. В фильме их предводитель, стоя на берегу Пянджа, обратился к силовикам Таджикистана с такими словами: «Мы сделали это здесь, за „речкой“. И мы придем к вам и сделаем то же самое с вами».

Такое не забывается. И до сих пор сильно влияет на без того невысокий «полморсос» — политико-моральное состояние немногочисленных и слабо обученных Вооруженных сил и Национальной гвардии республики. Особенно, когда и биноклей не нужно: видно, как победоносные на сегодня талибы уже размахивают автоматами на другом берегу Пянджа.