Россия втягивается в войну Ахмада Масуда с афганскими талибами *? — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
9

Россия втягивается в войну Ахмада Масуда с афганскими талибами *? - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

Еще на днях, после завершения скандального вывода американских военных и их союзников из Кабула, казалось, что отныне афганцам наконец-то будет предоставлена возможность самим наводить порядок в своей стране. Но буквально тут же стали появляться свидетельства нарастающей тайной интернационализации многолетнего вооруженного конфликта в Центральной Азии.

8 сентября с заявлением по этому поводу выступил лидер Фронта национального сопротивления (ФНС) Ахмад Масуд, под натиском талибов только что отступивший в горы провинции Панджшер. В документе сын известного в прошлом полевого командира Ахмад Шаха Масуда рассказал, что сопротивление в Панджшерской долине на самом деле не прекратилось, несмотря на то, что основные ее населенные пункты перешли под контроль боевиков «Талибана». И в злоключениях ФНС обвинил Пакистан, оказывающий, по данным Масуда, негласную военную поддержку его врагам.

Ранее с призывом расследовать возможное вмешательство Пакистана в боевые действия в Панджшерской долине уже выступил Иран. Официальный представитель иранского министерства иностранных дел Саид Хатибзаде заявил, что необходимо проверить сообщения об участии пакистанских сил в боях талибов против ФНС.

Действительно, еще накануне, 7 сентября, в социальных сетях появились многочисленные свидетельства нанесения боевой авиацией неизвестной национальной принадлежности бомбово-штурмовых ударов по Панджшеру. Уже тогда прозвучали обвинения пакистанцев в вооруженной поддержке талибов. Что, надо сказать, выглядело абсолютно закономерно, если учесть, что тренировочные лагеря движения «Талибан» с очевидного попустительства Исламабада десятилетиями располагались на земле Пакистана и оттуда совершали свои вылазки в Афганистан.

Следом поступила важная уточняющая информация от американского телеканала FOX News. По его сведениям, во внезапной спецоперации против Фронта национального сопротивления были задействованы не менее 27 боевых пакистанских вертолётов, которых прикрывали пакистанские же беспилотные летательные аппараты. Они, сообщает телеканал, буквально снесли многочисленные долговременные укрепления сил Масуда в ущельях и на склонах гор и тем самым обеспечили мгновенный прорыв талибов в казавшийся неприступным последний оплот ФНС.

Правда, сам Исламабад категорически опроверг обвинения в массированной штурмовке Пандшерского ущелья. Можно было бы просто отмахнуться от этого факта как от обычной на любой войне пропагандисткой уловки. Но есть одно, на мой взгляд, очень существенное обстоятельство, которое доказывает, что, вероятно, власти Пакистана на сей раз не лгут.

Дело в том, что в своих действиях на этом направлении Исламабад просто вынужден постоянно оглядываться на позицию все более влиятельного в Центральной Азии Китая. А та сегодня весьма и весьма осторожная. В первую очередь — из-за на глазах крепнущих связей талибов с радикальными исламскими организациями в регионе. Среди которых наверняка и те, что действуют в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР.

При этом, как указывает видный аналитик китайской внешней политики, директор китайской программы в американском Центре Стимсона Сунь Юнь, немалая часть уйгурских боевиков прямо сейчас находится в захваченном талибами Афганистане. И, вероятно, пользуется их не афишируемой поддержкой.

Поэтому китайцы сто раз подумают, прежде чем, предпринимать резкие действия в этой стране. Или одобрять такие шаги своих союзников в регионе.

Между тем, Исламабад не просто тесно завязан на Китай. Эти две страны, протяженность общей границы которых составляет 523 километра, на самом деле давно стали стратегическими партнерами. Между ними бурно развиваются торговые отношения. В 2008 году, во время пакистано-индийского противостояния, Китай заявлял, что поддержит Пакистан в случае начала войны.

Именно Пекин в условиях жестких мер экспортного контроля, введенных Западом, предоставил Пакистану оборудование для продвижения его программы по созданию ядерного оружия. А также оказал помощь в строительстве ядерного реактора в Хушабе, который играет ключевую роль в производстве пакистанского плутония. С 2020 года Китай активизировал строительство своей военно-морской базы в пакистанском порту Гвадар. Все это дало основания послу Пакистана в Пекине так по-восточному витиевато охарактеризовать складывающиеся межгосударственные отношения: «Выше гор, глубже океанов, прочнее стали, дороже зрения, слаще меда».

Жертвовать всем этим во имя вооруженной поддержки талибов вопреки мнению Пекина? Зачем это пакистанцам? Но если не пакистанские летчики в ночь на вторник бомбили Панджшерское ущелье, то кто это сделал?

В качестве версии: не исключено, что таинственный удар был нанесен с территории Таджикистана. И не по силам Масуда, а как раз по наступавшим на них талибам. Что, впрочем, не помогло Масуду устоять перед куда более многочисленным наземным противником.

Такой заслуживающей внимания точки зрения вместе с нами придерживается, в частности, иранское издание Parstoday. Там предположили, что в действительности ночной авианалет могли совершить афганские пилоты, которые вместе со своими боевыми машинами в конце августа-начале сентября, спасаясь от талибов, перелетели в Узбекистан и Таджикистан.

В тот же день схожие сведения опубликовал телеграмм-канал Sputnik Афганистан. Источник этого издания во Фронте национального сопротивления высказал мнение, что, скорее всего, по талибам отработали самолеты бывшей афганской армии, ранее угнанные летчиками в Таджикистан, и которые талибы требовали вернуть. «Это стало для талибов полной неожиданностью, авиаудары застали их на уязвимых позициях», — добавил источник Sputnik Афганистан.

Стоит отметить, что сегодня на земле бывших советских республик действительно волею обстоятельств сложилась достаточно мощная авиационная группировка бывшей афганской армии. А именно: к концу августа на аэродром города Бохтар в Таджикистане перелетели не менее 12 самолётов Cessna 208 Combat Caravan ВВС Афганистана и один разведчик Pilatus PC-12NG, а также не менее трех вертолетов.

По сведениям западных источников, еще 22 афганских самолета и 26 вертолетов оказались в Узбекистане на аэродроме города Термез. Из них 11 легких разведывательных самолетов Pilatus PC-12NG, входивших в авиационное крыло специального назначения ВВС Афганистана. Кроме того — шесть легких штурмовиков A-29 (Embraer 314) Super Tucano и пять вооруженных самолетов Cessna 208 Caravan. Рядом с ними в аэропорте Термез стоят тоже «беглые» вертолеты (девятнадцать Ми-8/17 и семь UH-60A Black Hawk).

Пилоты этих машин, размещенные под охраной в спешно развернутых лагерях для беженцев, уже заявили, что при талибах все пути на родину для них отрезаны. Афганские военные летчики вместе с американцами годами воевали против исламистов. Поэтому уверены, что в случае депортации в обратном направлении их ждет неминуемая казнь.

Однако, похоже, что во всяком случае — Узбекистан, не желающий неприятностей с воцарившимися по соседству талибами, не намерен долго предоставлять убежище этим несчастным. И скоро выдаст их с потрохами кому угодно. Вместе с их самолетами и вертолетами.

Принципиально иную позицию занял Таджикистан. Судя по поступающим из пылающего региона сведениям, Душанбе, опираясь на поддержку российской 201-й военной базы, не намерен любой ценой избегать возможной драки. И уже открыто оказывает существенную поддержку масудовскому Фронту национального сопротивления.

Так, еще в конце августа несколько вертолетов сил сопротивления наладили «воздушный мост» между Таджикистаном и провинцией Панджшер, где живут этнические таджики. С помощью вертолетов в провинцию было доставлено оружие, боеприпасы и необходимые средства для ФНС. Об этом тогда же рассказала газета Herat Times.

Еще более примечательна, как представляется, другая информация Herat Times. По сведениям газеты, Министерство обороны Таджикистана из Бохтара в Панджшерское ущелье в августе же переправило полтора десятка «легких штурмовиков и вертолетов». Но на вооружении ВВС и ПВО Вооруженных сил этой республики никаких легких штурмовиков отродясь не было. Как и вообще каких-либо самолетов, способных поднимать бомбовую нагрузку.

Стало быть, речь идет о вынужденном возвращении в Афганистан хотя бы некоторых из тех самых A-29 (Embraer 314) Super Tucano и Cessna 208 Combat Caravan и их пилотов. Которые искали, но не нашли спасения в республиках бывшего СССР. Поэтому снова вынужденно отправились на войну с талибами. Теперь — под знаменами Масуда.

Согласитесь: в свете перечисленных событий предполагаемое участие боевых летчиков бывшей афганской армии во вторничных событиях в Панджшерском ущелье выглядит очень логичным. Но вот что оно, если все так и было, означает для России?

Как минимум — дополнительное существенное осложнение для Москвы с исламистским режимом в Кабуле. Ведь российские военные в рамках созданной в соответствии с постановлением правительства РФ № 705 от 4 мая 2021 года совместной с Таджикистаном совместной региональной системой ПВО целиком и полностью контролируют небо республики. Без нашего ведома и одобрения там, как говорится, и муха теперь не пролетит. Тем более — чьи-то самолеты с бомбами в направлении сопредельного Афганистана.

Стало быть, о готовящемся авиаударе по талибам в Панджшере Москва просто не могла не быть поставлена в известность заранее. Мало того. Во вторник в прессе появилась информация, что в часы, когда наносился удар, над Таджикистаном была отмечена повышенная активность российской авиации. Разведывательной или иной? Остается только предполагать.

В совокупности получается, что в намечающейся новой интернационализации войны в Афганистане для России тоже уже намечено место. Хотя Москва уверяет, что всеми силами старается избегать этого.