Отставить разговорчики: Армии приказали молчать в трубочку — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
15

Отставить разговорчики: Армии приказали молчать в трубочку - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

Самый известный, и, можно сказать, легендарный телефон в российской армии это ТАИ-43 (понятно, что 1943 года выпуска), который хотя и снят с производства, но в некоторых воинских частях ещё используется. Крутнул ручку индукторного вызова — и на другом конце полевого провода, на дальности до 25 километров, отзывается командир, или подчиненный. Никакой тебе прослушки или определения локации. Надёжная была штука, но всё-таки привязанная к проводу, да и в трубку приходилось кричать так, что было слышно за много километров.

Сейчас Минобороны озадачилось темой разработки смартфонов отечественного производства для военнослужащих и членов их семей, которые позволят обеспечить безопасную связь. О чём и сообщил сейчас заместитель руководителя Департамента информационных систем военного ведомства генерал-майор Александр Осадчук, уточнив, что «трубу» создадут на базе военного технополиса «Эра». Иностранным трубкам в российской армии не доверяют, к интернету, используемому в личных целях, тоже относятся с подозрением — многие военные тайны и секреты «утекают» посредством именно гаджетов. А популярный некогда плакат советских времён с надписью «Не болтай!» в казармах и штабах уже не увидишь. Вот и болтают бойцы и командиры в прямом эфире, а враг не дремлет и подслушивает.

Тема, на самом деле, достаточно актуальная с болтовнёй военных в открытом эфире. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что в мае прошлого года президент Владимир Путин внёс изменения в Дисциплинарный устав Вооруженных сил РФ, которые касаются ужесточения мер по запрещению военнослужащим распространять информацию о своей и чужой принадлежности к армии, а также иметь при себе средства связи, с помощью которых можно хранить или распространять через интернет различные материалы и данные геолокации.

Это был не первый шаг в обеспечении секретности в ВС посредством наложения запретов на пользование гаджетами. В 2018 году, например, была принята поправка в закон «О статусе военнослужащего», запретившего солдатам и офицерам размещать в соцсетях данные о службе и «дедовщине». Меры, вероятно, правильные, но не слишком ли жесткие и запоздалые.

Сейчас в армии практически у каждого солдата есть сотовый телефон — у «срочников» попроще (навороченный точно отберут), у контрактников получше, они могут себе позволить самые последние модели. В общем, тотальное фиксирование всего происходящего в воинской части. Без телефона в армии, как и в любой гражданской сфере, не обойтись — время такое.

Звонком можно оповестить о заступлении на дежурство, можно предупредить о приближении проверяющего, можно даже наряд вне очереди объявить. Наличие камеры в телефоне нивелирует такой анахронизм как «дембельский альбом» — приехал домой, дал девушке папки с фотками полистать, всю службу за десять минут просмотреть можно. И, естественно, что телефон это в первую очередь средство связи с родителями, с которыми так тянет пообщаться, особенно в первые месяцы службы.

«Бомбу замедленного действия» с наличием у солдат сотовых телефонов заложили сами военные, когда в целях повышения престижа службы разрешили ими пользоваться в армии. В некоторых военкоматах (например, в Татарстане) новобранцам даже выдавали за счёт спонсоров простенькие мобильники, чтобы «позвонил маме» или сообщил о случаях «дедовщины». И уж точно не возражали по поводу наличия у солдат собственных средств коммуникации. К слову, ряд случаев неуставных взаимоотношений с последующим возбуждением уголовных дел удалось выявить по фотографиям в соцсетях, которые выкладывали сами «деды».

Телефоны у солдат сейчас не то чтобы совсем отобрали, но ограничили их использование. Особенно это касается военнослужащих по призыву — их трубки хранятся в сейфе у командира, который выдаёт их лишь для короткого звонка родителям, другу или девушке. Подобные меры достаточно неоднозначные и относиться к ним можно двояко.

С одной стороны есть понятие гостайны, к которой в армии может быть причастен даже рядовой, с другой — право на личную информацию никто не отменял, равно как и возможность общения, в первую очередь с родными. Очевидно, что и изменения в Дисциплинарном уставе внесены с подачи Минобороны, в котором давно настаивают на введении подобных норм. Зачастую «утечка информации» становится предметом общественного обсуждения, а это не всегда приветствуется военным ведомством. При этом иностранные разведки через соцсети, в открытом доступе, легко получают огромный объем информации о российской армии — исключительно за счет анализа сообщений солдат и офицеров, в том числе и о месте своего пребывания.

Именно фотографии из соцсетей раскрыли, к примеру, планы полномасштабной операции российских войск в Сирии еще за несколько недель до её официального начала в сентябре 2015 года. Как это выглядело? Один дотошный блогер, уцепившись за фото контрактника из 810-й отдельной бригады морской пехоты Черноморского флота, которая находится в Севастополе, «покопался» в его социальных сетях. Там была переписка с девушкой, с друзьями, ну и, конечно же, фото. И хотя морпех не назвал место своей будущей командировки, его удалось вычислить по видам заднего плана, на которых отчетливо просматривались узнаваемые очертания Стамбула и висячий мост через Босфорский пролив, откуда прямой путь в Средиземное море и — в Сирию.

Практически подобным образом стало известно и о переброске в Сирию зенитных ракетных комплексов С-300 на борту БДК (большой десантный корабль) Черноморского флота «Николай Фильченков». Официально об этом Минобороны сообщило 4 октября 2016 года — по факту доставки и размещения. В интернете же сведения появились гораздо раньше. По фото с берега разглядеть, что же перевозит транспорт через Босфор, было невозможно, тем более, что основные элементы комплекса были размещены в трюмном десантном отделении. На верхней палубе, укрытая брезентом, стояла лишь часть техники. Но блогеры не поленились и, полистав «дембельский альбом», нашли фото одного морячка, сделанные в этот день на борту БДК, где разглядели маркировку, позволившую сделать вывод, что везут именно С-300.

Так что почерпнуть информацию секретного характера не так уж и сложно, особенно с учетом многочисленных сведений и фотографий, которые выкладывают в Сети сами военнослужащие, даже не догадываясь о разглашении военной тайны.

Если по уставу, то для постоянного ношения телефон солдату в армии не полагается. Запрещены и телефоны с фото и видеокамерой. Но это — на бумаге, на деле подобные правила распространены далеко не во всех воинских частях. И если где-то за не сданный на хранение телефон могут и гвоздем приколотить к «доске позора», то в ряде случаев офицеры просто закрывают глаза на их наличие, а порой и сами звонят в расположение из дома, чтобы узнать типа: «Наташа, как там дела? К ужину не жди — на внезапные учения уезжаем».

Новый телефон/смартфон, как полагают в Минобороны, позволит избежать подобных утечек информации, к тому же он будет лишен функций видео и фотосъемки. Это понадежнее чем проводной ТАИ-43. Здесь можно вспомнить, что ещё в 2017 году отечественные защищенные мобильные аппараты М-663С «Атлас» были выданы генералам — армейским командирам, допущенным к документам «особой важности», которые могли по ним через гражданские сотовые сети, в том числе из-за границы, выходить на зашифрованные линии военных коммуникаций.

Эти устройства оправдывали свою стоимость в 115 тысяч рублей — оперативная засекреченная связь позволила эффективно управлять войсками. Такие телефоны держат ближе к телу, едва ли не в трусах, как из-за высокой степени секретности, так из-за цены, которую могут вычесть из денежного довольствия в случае утраты.

Этот телефон — развитие коммерческой модели GSM-телефона SMP-Атлас/2. В военном исполнении он более защищен от физического воздействия, выполнен в металлопластиковом корпусе, с сапфировым стеклом и противоударной прорезиненной накладкой.

Устройство оснащено цветным дисплеем и МР3-плеером, работает в температурных режимах от минус 20 до плюс 50 градусов, не страшно ему и падение в воду. Телефон оснащен аппаратной криптографической защитой речевой информации за счет специального блока, шифрующего сигнал. Устройство работает в обычных сетях GSM с SIM-картами «Мегафона», который владеет лицензией на шифрованную связь. В случае дистанционной активации режима пропажи через сотовую сеть аппарат обеспечивает экстренное стирание ключей информации.

Надо полагать, что будущий служебный смартфон для военных, разработка которого ведётся на базе российской мобильной платформы «Аврора», будет попроще и подешевле, чем генеральский «Атлас», да и функции его окажутся попроще — бойцам между собой поболтать.

Военное обозрение

Су-57 будет поставляться на экспорт

На вооружение российской армии поступит вертолет VIP-класса

В испанской газете прославили нацистского аса

В мире растет число боеготового ядерного оружия

Все материалы по теме (3344)