Новые амазонки российской армии, авиации и флота — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
14

Новые амазонки российской армии, авиации и флота - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

Председатель Союза женщин России Екатерина Лахова предложила выяснить, хотят ли молодые россиянки служить в армии. Имеется в виду по призыву, чтобы на срочную службу. Потому что набрать туда парней получается все труднее.

Креативная идея прозвучала в эфире радиостанции «Говорит Москва». Екатерина Филипповна считает разумным провести мониторинг, опросив девушек определенного возраста, хотят ли они служить в вооруженных силах? А если хотят, то, в каких войсках?

Напоминаем, что госпожа Лахова давно в большой политике. В свое время замутила вместе с Юрием Лужковым партию «Отечество-Вся Россия» и ювенальную юстицию. Возможно, сейчас мы стали свидетелями того, как с ее помощью случился вброс в общество чьих-то далеко идущих наработок, чтобы выяснить реакцию, и теперь начинается процесс обсуждения?

Военный эксперт, полковник в отставке Михаил Тимошенко напомнил о том, что у нас в России не так давно приняли новую редакцию закона о воинской службе:

— Она называется «О воинской обязанности и военной службе». Недавно, с 1 сентября текущего года, вступили в силу изменения и дополнения. Там говорится, что если кто-то в армии не служил, то его и на государственную службу нельзя брать. И тут же появились талантливые «плоскостопы», истощаемые энурезом, но при этом очень умные. Вот их на государственной службе оставлять можно. Не хочу даже об этом говорить!

«СП»: — Обычно, когда сейчас речь заходит о хорошей армии, вспоминают про Израиль. Там-то женщины служат по призыву…

— В Израиле служат не только женщины, служат все поголовно. А кто не служит, тот не израильтянин…

Да, в Армии обороны Израиле служат, можно сказать, все. Но не надо забывать, что в этой стране словосочетание «армия обороны» — отнюдь не дань традициям, а буквальное обозначение. Там происходят обстрелы, гибнут люди — как евреи, так и арабы. Всеобщий призыв — вынужденная мера. Хотя полного равноправия мужчин и женщин и там нет. Мужчин призывают на срочную службу на два года восемь месяцев, а женщин — лишь на два года. К тому же девушки из ортодоксальных семей имеют право на освобождение от воинской обязанности, либо на прохождение альтернативной службы.

Ну и благодаря полурекламным репортажам мы еще знаем, что ни дедовщины, ни «бабовщины» там нет. Попробовала бы она появиться — во время своей службы солдаты обоего пола имеют возможность на выходные приезжать домой, вместе со своими автоматами. Так что родичи в курсе того, как проходит служба ребенка. В случае чего мама с бабушкой наведут порядок в казарме. А в армейской столовке кормят, может быть, даже вкуснее, чем у некоторых дома. Если бы у нас порядки стали как в израильской армии, то проблема с призывом туту же отпала. Записались бы служить не только призывники, но и их отцы, а также некоторые деды.

Есть сейчас и кроме Израиля страны, где ввели всеобщую воинскую повинность для прекрасной половины человечества — Норвегия. Там и министр обороны женщина Ине Мари Эриксен Сёрейде. В этой стране, как и вообще в Европе, министр обороны — сугубо политическая должность, так что госпожа Эриксен Сёрейде успела побывать за свою политическую карьеру и министром финансов, и министром иностранных дел. Служат здесь все, независимо от пола, с 18 лет. Срок небольшой: от семи месяцев до полутора лет, но в среднем год. Отпуск полагается несколько раз за службу. Перейти на контракт хотят многие, особенно женщины. Их в норвежских вооруженных силах больше десяти процентов. Что касается боевого духа норвежцев, то вряд ли они будут защищать родину «до последней капли крови». Скорее всего, в случае суровой заварухи быстро сдадутся, как во время Второй мировой.

Кроме Норвегии обязательный призыв на военную службу женщин практикуется в Мьянме. Но у нас это мало кого волнует: что за Мьянма такая? Это бывшая Бирма, с населением в пятьдесят с лишним миллионов. Для сравнения, в Норвегии только пять миллионов жителей, меньше, чем в Москве. А в Мьянме в одной только армии служит 406 тыс. человек народу. Это девятое место в мире, если вместе с «народной полицией» и «народной милицией». Плюс двадцать пять миллионов в резерве на случай конфликта с не менее воинственными соседями: Индией, Бангладеш, Китаем, Тайванем или Лаосом. Что касается комфортных условий службы, то их, скорее всего, нет. Есть тяготы и лишения, строжайшая дисциплина и секретность. А также обязательная страховка, превращающая солдат в подобие рабов.

Все это нам больше знакомо на практике, но как-то мало кому по душе. Хочется чего-то европейского, как в Германии, например, где призыв на военную службу не осуществляется уже десять лет. Хотя по конституции ФРГ все граждане мужского пола могут быть призваны в армию.

Вообще по способу комплектования армии страны делятся на три группы. Есть такие, в которых призыв вообще никогда не проводился, и не планируется. В Индии, например, так. Есть страны, в которых есть возможность призыва в случае войны — в англосаксонских странах: США, Канаде, Австралии. И есть государства, призывающие своих граждан и в мирное время тоже. Например, Россия, и соседняя Эстония, готовящаяся с нами сражаться, или Дания, некогда владевшая землями, заселенными эстонскими племенами.

Может быть, у нас подумали-подумали и решили, что хватит нам ориентироваться на «загнивающую Европу» и пора посмотреть, как обстоят дела в суровой Мьянме?

Впрочем, заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин не считает, что председатель Союза женщин России посвящена в вопросы будущего гендерного состава Российской армии:

— Она в этом не информирована. Да, по призыву служат женщины в Израиле, Норвегии и Северной Корее. Если она хочет провести опрос, пожалуйста, никому не жалко, пусть проводит. На данный момент прямой необходимости в этом я не вижу…

Впрочем, и у Екатерины Филипповны пока нет данных о том, что в призыве женщин на военную службу есть большая необходимость. А тем более, что есть ущемление в правах девушек. И так красавицы карьеру ставят на первое место, а подготовку к семейной жизни — на потом. Про свое репродуктивное здоровье мало думают.

Военный эксперт, доктор военных наук Константин Сивков считает, что Российская армия комплектуется нормально:

— Есть, конечно, отказники среди пацанов, но ежегодно наступает призывной возраст у полутора миллионов человек. Призывают в армию — двести тысяч. В этом плане проблем нет. Тем более происходят два призыва по сто тысяч: весенний и осенний. Далеко не всем удается выполнить почетную обязанность.

«СП»: — Значит, Екатерина Филипповна либо фантазирует, либо пиарится?

— Дело не в этом. Она подводит несуществующую базу под участие женщин в армейской службе. Женщины в Вооруженных Силах России служат. Причем очень давно. У них есть вполне конкретная ниша, которая определена, исходя из их физиологических особенностей. Это служба связи, различные тыловое службы, переводчики и разведка, конечно не войсковая, которая идет в тыл врага.

«СП»: — Не спецназ?

— Нет, не спецназ. Женщины участвуют в управлении полетами авиации. Есть девушки, которые сами летают на истребителях. Есть те, которым доводилось служить в качестве членов танковых экипажей. Но авиация и танки — это все-таки не вполне нормальные исключения.

В отличие от мужчин, женский организм оптимизирован для рождения детей и сбережения семьи. Он не рассчитан на то, чтобы переносить особо большие физические нагрузки, не оптимизирован на жестокость. А бой — это невероятная жестокость. Там, по моему убеждению, женщинам делать нечего. Не потому, что это «ущемление женских прав». Это не ущемление, а забота о женщине, учитывая ее физиологические особенности.

«СП»: — Женщины могут занимать руководящие должности, быть министрами обороны?

— Да хоть президентами. Это нормально. Но есть круг профессий, в которых женщинам делать нечего. Это профессии, сопряженные с особыми физическими перегрузками, а также исключительными эмоциональными нагрузками, связанными с ведением боя. А это убийства. Там женщин не должно быть. Попадая в эту сферу, женщина эмоционально перестает быть женщиной. Уже не может считаться полноценной. А это скажется на детях. Не только на их здоровье, что, безусловно будет, потому что тяжелейшие нагрузки влияют на детородную функцию.

Например, много балерин не может родить детей из-за огромных нагрузок, связанных с танцем, а если рожают, то не совсем здоровых.

Второй фактор, женщина на военной службе, получившая соответствующее воспитание, взгляд на жизнь, не сможет стать полноценной матерью. Она, попросту говоря, будет не столько матерью, сколько отцом. Физически — останется женщиной, а морально — станет чем-то вроде отца. Это ненормально, у ребенка должны быть традиционные родители: строгий отец и мать, которая его бережет и лелеет.

Из этих соображений я категорический противник службы женщин в этих опасных, суровых сферах деятельности. Но это не сегрегация женщин. Как мужчина не может рожать, исполнять обязанности, в которых доминируют женщины, так же и женщины — не могут выполнять определенный круг обязанностей.

У женщин в Вооруженных силах Российской Федерации спектр обязанностей очень большой. Они там вполне могут служить, не попадая в горячие точки, которые извращают ее женскую сущность…

Но споры на эту тему, конечно, продолжатся. Как же без них. И у нас, и во всем мире. Хотя нет, не во всем. Есть страны, в которых вообще нет армий. По разным причинам. Например, в Исландии. А также в банановых республиках: в Коста-Рике, на Гаити и в Панаме. Там и спорить не о чем.

Военное обозрение

Ситуация в Косово: Сербия привела армию в повышенную боеготовность

В России идет создание умного автомата

Американский стратегический беспилотник-разведчик обнаружили возле Крыма

Для российского спецназа создали новый пистолет-пулемет

Все материалы по теме (3605)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь