Названы причины столкновений в «колыбели сирийской революции»

0
112

Названы причины столкновений в «колыбели сирийской революции»  

«Эти территории изначально были очагом революционных событий еще в самом начале Арабской весны», – заявил газете ВЗГЛЯД востоковед Игорь Димитриев, комментируя столкновения между сирийской армией и боевиками в провинции Дераа, которую считают «колыбелью сирийской революции».

«Причина сегодняшних столкновений в Дераа имеет исторические корни. Ранее в Сирии была разветвленная сеть глобальных мусульманских структур, которые принято называть «Братьями-мусульманами» (запрещена в РФ – прим. ВЗГЛЯД). Это политический ислам модернового толка, опирающийся на несколько центров в лице Катара и Турции, которые идеологически оппонируют Саудовской Аравии», – рассказал востоковед Игорь Димитриев.

Он напомнил, что проблемы с «Братьями-мусульманами» были еще у отца Башара Асада – Хафеза. «Башар был более лоялен к подобным организациям и параллельно пустил в страну инвесторов из Катара. Но вместе с ними пришли ресурсы, которые могли подтолкнуть местное население на свержение власти. Что в итоге и произошло во время Арабской весны», – продолжил собеседник.

«Два года назад эти территории, в том числе благодаря России, вернулись под контроль Дамаска. Но договориться с вооруженными группировками в мирном режиме, как показывает практика, не удается. И за прошедшие годы местные ячейки серьезно усилились. Потому Асад находится перед выбором: либо «жестить» с помощью спецслужб, что приведет к волнениям, либо ожидать взрыва ситуации со стороны исламистских структур», – пояснил эксперт.

«Таким образом внутри провинции сохраняется напряжение. Одни общины ненавидят другие. И пока сложно сказать, каким образом можно разрешить эту проблему. Да, правительство в Дамаске продолжает оставаться по местным меркам либеральным. Оно включает в себя все больше разных этнических и конфессиональных групп. Но остаются коррупционные схемы и межклановые договоренности по разделению целых отраслей экономики. Огромной массе населения, конечно же, это не нравится. А внешние игроки пользуются этим бардаком. Отсюда и продолжающиеся столкновения между местными группировками и правительственной армией», – заключил Димитриев.   

В то же время эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов напомнил о том, что «провинция Дераа вернулась под контроль войск Асада на определенных условиях».

«Был достигнут режим примирения, при котором часть оппозиции сохранила личное оружие и могла по-прежнему находиться в определенных населенных пунктах, которые практически не контролировались Дамаском. Другая часть оппозиции вступила в подразделения, которые ориентированы на Москву. А третья часть оппозиции просто осталась на этой территории, сохраняя контроль над некоторыми районами», – рассказал Семенов газете ВЗГЛЯД.

«Но в определенные моменты, по разным причинам, перемирие нарушалось. Некоторые анклавы правительство Сирии пыталось зачистить, но получило вооруженный отпор. Поэтому в Дераа произошло обострение, которое продолжается и сейчас», – отметил эксперт.

«Для Асада это сложная ситуация, которая будет сохраняться еще долгое время. Если он предпримет попытку окончательного разоружения этих группировок – местное население, скорее всего, такой шаг не поддержит», – заключил Семенов.

Как сообщалось ранее, в провинции Дераа, которую считают «колыбелью сирийской революции», вспыхнули столкновения между сирийской армией и боевиками, которые контролируют некоторые части города Аль-Санамайн.

Утверждается, что именно сирийская армия и проправительственные силы атаковали боевиков. Операцией руководил Махер Асад, брат президента Сирии.

Государственное информационное агентство Сирии SANA сообщило, что операция, проведенная силами безопасности и подразделениями полиции, «положила конец хаосу» в Аль-Санамайне.

Именно в провинции Дераа началось восстание девять лет назад. Она была оплотом оппозиции до 2018 года, когда правительственные силы при поддержке России взяли ее под контроль.

Газета ВЗГЛЯД также рассказывала о штурме сирийскими войсками форпостов боевиков из запрещенной в России террористической организации «Джебхат ан-Нусра» в провинции Идлиб.