Морской парад — дело тонкое: Покажем лишь то, что можем — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
30

Морской парад — дело тонкое: Покажем лишь то, что можем - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

Сегодня — День ВМФ, и значит сразу в нескольких российских городах проходят военно-морские парады.

Парад для военного человека — это не только строевой шаг и выправка, это ещё и демонстрация силы и новых вооружений, своеобразная выставка технических достижений. Ещё с советских времен именно на парадах являли широкой публике, а заодно и иностранным военным атташе новинки в области ракетостроения и иной сухопутной и воздушной техники. Мол, знай наших!

Военно-морской флот парады тоже всегда проводил помпезно — во всех «морских столицах», где находятся штабы четырех российских флотов (Владивосток, Североморск, Севастополь, Калининград) и Каспийской флотилии (Астрахань). Здесь на рейды в последнее воскресение июля, когда флот отмечает свой праздник, выходили лучшие представители корабельного состава — крейсера, эсминцы, БПК, ракетные корабли, да и просто катера с боевым предназначением. Мощно и красиво. Новые корабли появлялись на парадах регулярно — судостроители не подводили, в пик могущества ВМФ СССР в 1985 году имелось в наличии в составе флота 1561 кораблей. Было что показать, причём не только на парадах.

Сейчас флот «нырнул под воду» — ставка сделана именно на подводные лодки. Да, производятся фрегаты и корветы, малые ракетные корабли, но до крупных проектов в размере авианосцев и крейсеров дело пока не дошло.

Собственно, и на нынешних морских парадах, главный из которых проходит сегодня в Санкт-Петербурге, где теперь располагается главный штаб ВМФ, красой и гордостью стали именно подводные лодки. На Кронштадтском рейде впервые ошвартованы три атомные подводные лодки, среди которых есть и новый ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 955А «Князь Владимир» — АПЛ, которая вошла в состав Северного флота 12 июня 2020 года. Надо же чем-то мир удивить.

В «подводном строю» также представлены на нынешнем Главном параде ВМФ атомный подводный крейсер проекта 949А «Орёл» и многоцелевая атомная подводная лодка проекта 971 «Вепрь». В парадной линии находятся также дизель-электрические подводные лодки проекта 877ЭКМ «Палтус» — «Дмитров» и «Владикавказ», и дизель-электрические подводные лодки проекта 636.3 «Варшавянка» — «Краснодар», «Петропавловск-Камчатский» и «Волхов». Понятно, что в общей численности кораблей на параде, а их насчитывается 54 единицы, подлодки могут показаться скромной «эскадрой», но вот по значимости они занимают первое место. И это именно предмет гордости для президента и Верховного главнокомандующего Владимира Путина. Это его приоритет в развитии ВМФ и морской стратегии России. Ставка именно на подводные лодки.

Минобороны недавно анонсировало, что в ближайшие годы Военно-морской флот в ближайшие годы будет усилен 14 атомными подводными лодками. Речь идёт о АПЛ проектов «Борей-А» и «Ясень-М», которые завод «Севмаш» должен передать ВМФ до 2027 года — по две подлодки в год. Это много или мало для поддержания обороноспособности страны на должном уровне? Дорого или вполне «съедобно» для военного бюджета, который расходуется и на другие вооружения?

В составе ВМФ России, согласно официальной статистике, численность субмарин составляет 62 единицы. Из них атомных подлодок, с баллистическими, крылатыми ракетами и общего назначения — 49, из которых в готовности выйти хоть завтра на боевое дежурство лишь 50 процентов. Остальные в ремонте, в процессе модернизации, что-то там меняют и усовершенствуют.

Сколько сейчас у России имеется АПЛ, в том числе действующих и находящихся на вооружении, никто вам точно не скажет, оперировать можно лишь теми, которые сошли со стапелей и поступили в ВМФ в последние годы. Самые «свежие» АПЛ проекта 885 М «Ясень», нынешняя «Казань» и головная лодка «Северодвинск», которая уже несет боевое дежурство. Это лишь верхушка того огромного подводного айсберга, который представляют российские подводные силы. В большей степени достоверности можно сказать, что в советские времена было построено около 250 подводных атомоходов. И заявленных сейчас в таком сравнении 14 подлодок — это вроде как и немного по количеству, но по ударной мощи они могут одним залпом своих ракет уничтожить полмира.

С ценой тоже нет особой прозрачности. Из заявленного известно, что АПЛ К-659 «Северодвинск» проекта 885 «Ясень» обошлась Минобороны в 47 миллиардов рублей (сейчас это порядка 602 миллионов долларов), а вот АПЛ проекта 955 «Борей» стоит заметно меньше — 23,2 миллиарда рублей (около 313 миллионов долларов).

Впрочем, даже если эти цифры считать условными и корректируемыми (вероятно, в сторону увеличения), то по сравнению со стоимостью новейшего американского авианосца «Джеральд Р. Форд», которая по официальным данным составила 17,5 миллиардов долларов (утверждают, что на самом деле сумма перевалила за 20 млрд), это сущий пустяк. То есть взамен одного авианосца можно построить как минимум 20 АПЛ проекта «Ясень» и «Борей», каждая из которых способна отправить его на дно. Этим фактом, вероятно, и можно объяснить отсутствие у России авианосцев — мы любим дёшево и сердито.

— Наращивание оперативного темпа использования боевого подводного флота России — это очень позитивный сигнал, — считает политолог, эксперт по аналитической стратегии Александр Зимовский. — Следует, очевидно, напомнить, что на пике своего могущества советские подводные силы контролировали 70 процентов акватории Мирового океана. Разумеется, одним из главных условий осуществления столь эффективного контроля являлось систематическое пребывание кораблей и экипажей в море.

Сейчас, с выходом на общую длительность походов российских подлодок в 3000 суток, Россия может с полным правом констатировать восстановление своей стратегической ядерной триады. Почти 30 лет американцы господствовали в морских глубинах, но теперь это время уходит. Почему это важно? Потому что использование подводной компоненты сил ядерного сдерживания служит наиболее веским аргументом в стратегическом военном планировании. Здесь существует парадокс: атомный ракетоносный флот решает стратегические задачи. Но основой действия подводных морских сил является тактика. То есть осуществление постоянного патрулирования заданных районов.

Американцы, кстати, постоянно держат на патрулировании до 77 процентов своих ПЛАРБ. Учитывая, что средний срок их пребывания в патруле составляет 72−90 суток и в год они делают, в общей сложности, свыше 30 патрульных рейсов, можно говорить, что в каждый момент времени до 10 американских атомных подлодок находятся на дежурстве. Причём четыре из них — две в Тихом океане, и две в Атлантике, находятся в состоянии боевой готовности для нанесения ударов по назначенным целям — России и Китаю.

В общем, это такие подводные «кошки-мышки», про которые рассказывал американский писатель Том Клэнси в своём бестселлере времён холодной войны «Охота за «Красным Октябрём». Клэнси, как водится, украсил свою книгу развесистой клюквой, рассказывая о службе и быте советских подводников. Однако тактику подводного патрулирования он изложил вполне себе грамотно.

Если же исключить беллетристику, то парадокс, лежащий в основе применения атомной подводной лодки с ядерным оружием на борту, в том, что она может произвести эффективный прицельный пуск только один раз, залпом. Разумеется, если лодка снаряжена шестнадцатью ракетами, то технически она способна произвести 16 пусков, что называется, «одиночными». Однако первый же одиночный пуск ставит крест на скрытности нахождения ракетоносца. И грозная боевая единица превращается в мишень. А дальше смена позиции, бегство, маневрирование, и в результате дальнейшая боевая эффективность стремится к нулю. Таким образом, основной задачей является скрытый выход на позицию для точной стрельбы, прорыв прикрытия, осуществляемого кораблями, авиацией, спутниками и гидроакустическими системами противника. А это тактика.

Отсюда необходимость постоянного патрулирования морских районов подводными силами ВМФ России. Лодки выходят из своих баз, участвуют в маневрах для отработки совместных действий с другими силами флотов, проверяют системы боевого управления. Просто потому, что в момент, когда наступит знаменитое время «Ч», на каждой расчётной стартовой позиции в Мировом океане будет находиться наша субмарина — «Ясень» или «Борей».

Нынешний военно-морской парад, конечно, не будет исключительно «подводным», пройдут там и надводные корабли — возглавит ордер крейсер «Маршал Устинов», но ориентир очевиден — Россия ушла под воду для достижения стратегических целей в Мировом океане.

Военное обозрение

В США назвали основных врагов российского Су-75

Соцопрос показал отношение россиян к Военно-морскому флоту РФ

«Шах и мат»: военный эксперт об авиакосмическом салоне МАКС-2021

Военнослужащий совершил самоубийство в Коломне

Все материалы по теме (3453)