Кабулов не вернётся в Кабул: Москва открестилась от Афганистана — Статьи — Армии и войны — Свободная Пресса

0
35

Кабулов не вернётся в Кабул: Москва открестилась от Афганистана - Статьи - Армии и войны - Свободная Пресса

22 июля, практически в четыре утра, в Таджикистане все вооруженные силы страны были подняты по сигналу «Тревога!» Пока что учебному, но по всем известной причине — в соседнем Афганистане после вывода войск американского и международного контингента, ситуация крайне обострилась. Там активизировались движение «Талибан»* и «Исламское государство»**, которые могут вторгнуться (просочиться) на территорию Таджикистана и Киргизии — союзников России по ОДКБ, а заодно и Узбекистана.

201-я российская военная база, которая дислоцируется в Таджикистане (Душанбе, Бохтар), также провела недавно свои учения с выходом на юг страны — к границе с Афганистаном. Впрочем, в этом соединении манёвры проводятся регулярно и их направленность — отражение вторжения террористических и диверсионных групп. А ещё на 30 июля запланированы совместные российско-узбекские военные учения, которые пройдут на полигоне «Термез», опять же на границе с Афганистаном. Практически одновременно начнутся ещё одни совместные манёвры с участием военных России, Таджикистана и Узбекистана на полигоне Харб-Майдон на юге Таджикистана.

Может сложиться впечатление, что готовится некий новый ввод войск в беспокойный Афганистан, в том числе с участием России. Впрочем, глава МИД РФ Сергей Лавров, подчеркивая сейчас, что у России есть определенные обязательства перед Таджикистаном и Кыргызстаном в случае угрозы распространения боевых действий на эти территории в рамках ОДКБ, категорически против вмешательства России в гражданскую войну в Афганистане. По словам Лаврова, ни о каком вводе войск или точечных ударах речи не идёт. «Вы путаете нас с американцами или с тем опытом, который мы „принесли“ с советских времен», — заметил министр.

Нет смысла опровергать философское изречение о том, что нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Особенно, если это касается, в конкретном случае, Афганистана. Великобритания трижды пыталась утвердить в этой стране своё господство — войны 1838−1842 годов, 1878−1880-х и 1919-го закончились если не полным поражением британцев, то большими и не совсем оправданными потерями.

«Никто и никогда не мог завоевать Афганистан. Никто и никогда», — фраза капитана-разведчика из кинофильма «9 рота» лучше других характеризует ситуацию в этой стране, нищей, на первый взгляд, небоеспособной, о которую периодически ломали зубы сильные мира сего. В том числе и Россия (тогда ещё СССР), а сейчас и США, которые, по большому счету, так и не выполнили поставленные цели и задачи по борьбе с террористами в Афганистане.

Мы свою афганскую войну тоже прошли (1979−1989 гг), мы её закончили, и, казалось бы, нет смысла к этой теме возвращаться вновь. Ну, зачем нам Афганистан — далекий, непонятный и совершенно непредсказуемый?

«Ностальгия» по Афганистану началась ещё когда советские войска даже не покинули окончательно эту страну — в феврале 1989 году, уже на границе, возле реки Амударья часть ограниченного контингента советских войск была в готовности… вернуться обратно в Кабул. «Ястребы» в советском правительстве, в особенности тогдашний глава МИД Эдуард Шеварнадзе, наставали на сохранении военного присутствия в Афганистане. Михаил Горбачев остался верен Женевским соглашениям и войска вывел.

Многие признали это капитуляцией, геополитической сдачей позиций, проигрышем и предательством просоветского режима президента Наджибуллы. Уже при российском президенте Ельцине про Афганистан окончательно забыли и не оказывали даже военную поддержку боеприпасами, оружием, военными советниками и разведсведениями. Через два года Наджибуллу свергли, а впоследствии и казнили. Однако Россия держала Афганистан в поле зрения и, как выясняется, не оставляет вероятность своего возвращения в эту страну. Казалось бы, зачем?

Специальный представитель президента РФ по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД Замир Кабулов (Чрезвычайный и полномочный посол РФ в Афганистане с 2004 по 2009 год, ранее советник посольства в Кабуле, советник в миссии ООН по Афганистану) заявлял, что Россия может ввести войска в Афганистан для борьбы с терроризмом. Однако, лишь в том случае, если об этом попросят официальные власти этой страны. При этом, как отмечал Кабулов, в первую очередь «необходимо дождаться результатов межафганского диалога и формирования коалиционного правительства, которое будет представлять интересы всех афганцев».

Замир Набиевич Кабулов в делах Кабула, как столицы Афганистана, осведомлен, пожалуй, лучше других — должность у него такая, а уж познаний о ситуации в этой стране более чем предостаточно. Сейчас спецпредставитель заявляет, что талибы не представляют угрозы для соседних стран — заняты, мол, внутренними разборками и активно рвутся к власти. Недавно делегация «Талибана», приехав на переговоры в Москву, заявила, что пальцем не тронет российские представительства ни в какой-либо стране.

Но это лишь пока. И Россия, как видно по увеличившейся активности в проведении военных учений на границе с Афганистаном, готовится защищать своих союзников в регионе. Ну, а перейти от обороны к наступлению достаточно легко.

— Ещё десять лет назад у нас была встреча с Кабуловым, — рассказал «Свободной прессе» зампредседателя, исполнительный секретарь Международного союза общественных объединений ветеранов «Боевое братство», полковник-«афганец» Геннадий Шорохов. — Тогда присутствовал на встрече и бывший начальник Группы управления Минобороны СССР в Афганистане генерал армии Варенников.

Уже тогда шел разговор о том, что нам нужно вернуться в Афганистан и потеснить там американское военное присутствие. Разрабатывался даже вариант использования в антиталибском проекте сына «Панджерского льва» Ахмад Шаха Масуда, которому предлагалось пройти дальнейшее обучение в российской академии Генштаба (единственный сын Ахмад Масуд, 1989 года рождения при жизни отца учился в Душанбе, в 2002 году Владимир Путин предлагал ему учёбу в Москве — «СП»).

— Вернуться назад в Афганистан может показаться абсурдной идеей только на первый взгляд, — говорит Геннадий Шорохов. — Тут можно вспомнить слова Сталина о преимуществе войны малой кровью на чужой территории, в которых странность можно узреть лишь до того пока не разберешься в конечных планах. Хотя бы на примере Сирии. Да, есть человеческие потери, достаточно серьезные финансовые затраты, но они не сопоставимы с возможными жертвами на территории самой России при проникновении к нам крупных отрядов террористов. А они реально могут просочиться, в том числе через Таджикистан, где даже наличие 201-й российской военной базы не в состоянии предотвратить движение исламистов. Сейчас большая часть джихадистов ИГ («Исламское государство», запрещенная в РФ террористическая организация) перебазировалась именно в Афганистан, а там им «тесно» с стремящимися к власти талибам и их путь нацелен именно через Таджикистан, Узбекистан, Киргизию именно в Россию. И, естественно, эти террористические группировки проще остановить ещё на дальних подступах, в Афганистане.

Что может предпринять в такой ситуации Россия? Как вариант, и он уже воплощается, это концентрация сил из состава вооруженных сил ОДКБ на границе с Афганистаном. При этом, учитывая опыт ещё советской афганской войны, возможны действия ММГ (мото-манёвренных групп) и ДШМГ (десантно-штурмовых маневренных групп) на сопредельной территории, которые контролировали перемещение моджахедов на глубину от 60 до 90 километров от границы.

— Талибов и игиловцев таким образом остановить достаточно сложно, — говорит Геннадий Шорохов. — В труднодоступных горных районах они будут просачиваться через заслоны малыми, а потому незаметными группами и потом уже сосредотачиваться в условленном районе. Нужно принимать во внимание и достаточно сложную ситуацию в армиях вроде как и союзных нам стран в Средней Азии, где идеи национализма получили широкое распространение и вероятность получить удар в спину крайне велик. В этой ситуации присутствие российского контингента в Афганистане было бы оправдано. Не в том виде, как это было в конце 90-х, без стотысячного контингента и необходимостью держать оборону в десятках афганских городах. Предпочтительным представляется именно сирийский вариант — несколько баз, самолёты истребительной и бомбардировочной авиации, способные наносить точечные бомбо-штурмовые удары, плюс использование методов гибридной войны.

Собственно об этом говорит и спецпредставитель президента РФ по Афганистану Кабулов: «Что касается военной помощи Афганистану — давайте дождемся, когда в Кабуле будет нормальное правительство и с ним будем обсуждать военную помощь. Мы не навязываем своих добрых услуг, но, когда нас вежливо попросят, мы готовы это сделать».

Сейчас за поддержкой в Москву приезжали талибы, которые, вполне вероятно, могут и стать реальной властью в Афганистане. Речь о военной поддержке напрямую не шла, однако сам факт визита говорит о многом, ведь у самих талибов врагов не мало и поддержка России им всё-таки потребуется. Вот только в каком виде это сделает Россия?