Храмчихин: «Если захватим туннель под Ла-Маншем, Лондон возьмем, не замочив гусениц» — Свободная Пресса

0
47

Храмчихин: «Если захватим туннель под Ла-Маншем, Лондон возьмем, не замочив гусениц» - Свободная Пресса

Нынешней весной западная граница России выглядит как заросшее старым бурьяном поле, на которое жаркой полосой пламени до горизонта стремительно накатывает пал сухой травы. Судите сами.

Именно в эти дни в рамках намеченных на май-июнь многонациональных стратегических учений НАТО Defender Europe 2021 через Атлантический океан на военных транспортах началась переброска на наш континент с территории США первой партии в 1200 единиц боевых бронированных машин, артиллерийских и других систем в порты четырех европейских стран.

В апреле к этому же процессу будут подключены аэропорты еще 12 государств-союзников Вашингтона. В Албании, Хорватии, Греции, Черногории и Словении будут развернуты пять логистических центров. Начнется выгрузка еще 1000 единиц американской военной техники с европейских баз заблаговременного складирования в Бельгии, Германии, Италии и Голландии. Пункты назначения формируемых воинских эшелонов и многокилометровой длины автоколонн — Польша, страны Балтии, Балканы и Румыния. То есть — под самый бок России.

Одновременно в Черном море становится просто не продохнуть от боевых кораблей стран-членов НАТО. До 29 марта на полигонах румынского флота, всего в паре сотне километров от российского Крыма, здесь непрерывной чередой проходят учебно-боевые мероприятия в рамках международных учений «Морской щит-2021». В них принимают участие военные моряки сразу из восьми стран. А именно: испанского фрегата «Христофор Колумб», фрегата «Кемаль Рейс» и патрульного катера «Карабурун» (оба — ВМС Турции), румынского фрегата «Королева Мария». Болгарию представляют фрегат «Смели» и корвет «Бодри». Грецию — артиллерийский катер «Толми» и ракетный катер «Кристаллидис». Немцы на «Морской щит-2021» за тысячи миль от своих берегов сочли необходимым и своевременным прислать вспомогательное судно «Верра».

Нельзя не обратить внимание и еще на два существенных обстоятельства. Первое — прежде для участия в такого рода милитаристских игрищах американцы обычно ограничивались отправкой в Черное море эсминцев УРО типа «Арли Берк». На сей раз планка существенно поднята — флагманом учений «Морской щит 2021» стал ракетный крейсер «Монтерей» 6-го флота ВМС США. В помощь ему Пентагон командировал поближе к Крыму и эсминец УРО «Томас Хаднер». Суммарно на их борту — до 178 высокоточных крылатых ракет типа «Томагавк».

Сейчас оба эти корабля, отработав нанесение массированных ударов по неназванным в открытую объектам, вернулись в Средиземноморье. Но сути дела для нашей страны это, считаю, не меняет. И так ясно, для чего подходили к нашим берегам «Монтерей» и «Томас Хаднер».

Второе обстоятельство, мимо которого не пройти: одновременно с учениями НАТО и совершенно точно по единому с ними замыслу 24 марта украинские военные подтащили к своему участку черноморского побережья реактивные системы залпового огня «Смерч» и выполнили ими серию стрельбы сторону моря. «По замыслу комплексного учения, дежурные расчеты противовоздушных сил обнаружили взлет с территории противника беспилотных летательных аппаратов и передали координаты целей на командный пункт группировки войск. Для уничтожения противника были привлечены определенные силы и средства», — рассказал командующий Операцией объединенных сил (силовая операция в Донбассе) ВСУ генерал-лейтенант Сергей Наев.

Все это, повторяю, происходит прямо сегодня почти в пределах видимости российских пограничных застав. И с каждым месяцем грозные процессы на западном стратегическом направлении только набирают и набирают силу.

Что, зачем и почему привело в движение гигантскую военную машину Североатлантического альянса и двинуло ее к нашим пределам? Где она остановится и остановится ли вообще? Это обозреватель «Свободной прессы» решил обсудить с авторитетным независимым военным экспертом, в прошлом — заместителем директора Института политического и военного анализа Александром Храмчихиным.

«СП»: — Александр Анатольевич, помнится, несколько лет назад мы с вами подробно обсуждали: откуда в современных условиях в Россию может ворваться новая война? Тогда вы довольно пренебрежительно отзывались о блоке НАТО, называя его «бумажным тигром». И настаивали, что опасность для Москвы куда выше, например, со стороны Средней и Центральной Азии, где набирает силу исламский фундаментализм, чем в территорий Западной и Восточной Европы. Вы и сегодня в этом уверены?

— То, что в действительности НАТО «бумажный тигр», это прямая цитата из польской газеты. По-моему — из «Речи Посполитой». В 2014 году, после известных событий в Крыму, эта газета написала: «Спасибо Путину за напоминание нам, что нынешнее НАТО — это даже не «бумажный тигр», а «мыльный пузырь».

Это, повторяю, сказали поляки которые тоньше многих на Западе чувствуют ситуацию. Потому что Польша, может быть, единственная страна в Европе, сохранившая оборонное сознание и готовящаяся к войне всерьёз. Может быть, кроме поляков так же настроены ещё скандинавские «нейтралы». В первую очередь — Финляндия. В несколько меньшей степени — Швеция.

«СП»: — А прибалты?

— Прибалты — да, тоже активно готовятся к войне с Россией. Но они уж очень незначительная величина в военном смысле.

Если же говорить в целом про НАТО, то истерия там относительно возможной войны с нами сейчас бешенная. Однако в значительной степени эта истерия тем и объясняется, что в альянсе, в общем, ощущают, что они на самом деле «мыльный пузырь». И дело даже не в том, что у них стало в разы меньше оружия, чем было на момент окончания холодной войны. Просто НАТО 1990−91 годов, когда в ней состояло всего 16 стран, было в разы сильнее, чем нынешнее НАТО, в котором 30 стран. В том числе — и почти весь Варшавский Договор бывший.

Тут самое главное — состояние умов. Толерантность, политкорректность и прочее замечательные вещи нынче на Западе — как у нас был коммунизм в своё время: единственная верная идеология. Они сами, впрочем, этого не понимают. Но вот эта идеология не подразумевает возможности всерьез воевать.

«СП»: — Вообще ни с кем?

— Нет, ну с туземцами можно. Только с туземцами они в наше время и воюют.

Еще в конце 80-х, когда еще шла холодная война, американский военный аналитик Эдвард Люттвак ввел в оборот термин «постгероическая эпоха». Героизм стал теперь явлением почти позорным на Западе. Это не подразумевает возможности воевать с равным противником. Для НАТО сегодня возможны только войны-избиения. Когда разница в потенциалах колоссальная. И можно на одной боевой технике, лучше всего — вообще силами одной лишь авиации, всю войну выиграть. Что не предполагает вообще никаких потерь со своей стороны. Ну, в самом худшем случае потери допустимы единичные.

С равным или даже не с равным, но всё-таки сильным противником война для Запада стала абсолютно невозможной. Причем, они это прекрасно понимают. Особенно — американцы, которые в военном отношении всё-таки серьезней европейцев. У них сейчас про это масса всяких слов написана. Они признают, что, в общем-то, сами себя загубили этими войнами с международным терроризмом так называемым. И что надо перестраиваться радикально.

«СП»: — Что, сознание перестраивать?

— Перестроить сознание очень сложно. И от военных это не зависит. Военные могут перестраивать только боевую технику в надежде, что, может быть, и с Россией когда-нибудь удастся повоевать как с туземцами. Что, прямо скажем, не слишком реально. Но военные действуют в тех рамках, в которых им дозволено.

«СП»: — Тем не менее, прямо сегодня у наших западных границ две самые современные в мире военные машины стремительно катятся навстречу друг другу. Практически в лобовую. Начинается стратегическое развертывание огромных контингентов войск и флотов альянса возле нашего Крыма и Калининграда. Модернизируется весь театр возможных военных действий. Прокладываются новые дороги, мосты укрепляют так, чтобы через них в восточном направлении могли проходить колонны тяжелых американских танков.

Мы готовим свои ответы на эти вызовы и разворачиваем в тех краях дополнительные дивизии. С обеих сторон это дикие деньги, дикие ресурсы. И в то же время вы говорите, что нам противостоят отъявленные пацифисты, которые понимают: никакой войны с Россией у НАТО нет и не может быть. Тогда зачем все затевается?

— Году примерно в 2010-м ко мне в существовавший тогда еще Институт политического и военного анализа пришёл журналист из Финляндии. Вполне серьёзный мужчина с серьезными вопросами. Никакой «проблемы Крыма» тогда, естественно, и в помине не было. Отношения у России с НАТО были не то, чтобы хорошие, но и не плохие. Словом, «и не друг, и не враг, а так».

Когда интервью закончилось, мой гость выключил диктофон. И сказал: «Теперь не под запись скажите мне честно: какова вероятность, что Россия в ближайшее время нападет на Финляндию?»

Это было абсолютно серьёзно. В этом все, уверен, и дело: все на Западе сегодня только и ждут, что мы на них обязательно нападем. Особенно после Грузии и Крыма. В их представлении мы чудовищный агрессор, который всю жизнь только и готовит агрессию против своих соседей.

Такие настроения особенно сильны в Восточной Европе и в Прибалтике. Да и в той же Финляндии. Хотя у нас мотивации для подобной атаки — ни малейшей.

«СП»: — Они невменяемые? Помимо того, что во всех смыслах завоевание Европы для России — дело бессмысленное, в НАТО осознают хотя бы разницу потенциалов в обычных вооружениях? Которая далеко не в пользу Москвы?

— Нет, теперь это абсолютно не так — насчёт разницы потенциалов обычных вооружений. Особенно после произошедшего в последние примерно 10 лет обновления Российской армии.

Если прямо сейчас устроить обычную, а не ядерную войну в Европе, то мы у них выиграем. В НАТО это прекрасно понимают. Поэтому нас панически боятся. Особенно Восточная Европа, которая с Россией соприкасается. Финляндия, правда, не член НАТО. Но от этого она боится нашей страны больше других.

«СП»: — Вы полагаете, что та задача, которая некогда ставилась перед советскими группами войск в годы существования Варшавского Договора (в случае нужды дойти до Ла-Манша), сегодня осуществима, допустим, из района Калининграда? Можем и дойти, если прикажут?

— Как это ни парадоксально прозвучит — она осуществима. Ну, то есть вопрос тут возникнет единственный: как быстро в случае начала боевых действий американцы смогут перебрасывать свои войска из Америки в Европу? Но тут возникает и следующий вопрос: а насколько хорошо будут воевать даже американские войска? Про европейские я не говорю. Они не будут воевать вообще никак.

«СП»: — Никакие европейские армии?

— Никакие. Ничьи. Англичане, может быть, будут драться немножко получше. Но, честно говоря, сейчас и в Британии войска настолько ничтожны по размерам, что даже если они будут неплохо воевать — это мало чему поможет в обороне НАТО.

Вот насчёт американцев — тут сложнее. На море, конечно, у них превосходство очень серьёзное над нами.

«СП»: — И в воздухе?

— В воздухе — неоднозначно. Потому что наше наземное ПВО сильнее их ПВО на порядок.

«СП»: — Но любое ПВО — это прежде всего защита своей территории.

-Да, своей территории. Но, тем не менее, их авиация нарвётся на нашу ПВО так или иначе. Потому что им придется бить по коммуникациям. Иначе ничего не выиграть. И нарываться на наземную ПВО. То есть здесь множество всяких сложных вещей возникает.

Повторяю: я не вижу у НАТО шансов на победу в Европе. Конечно, Ла-Манш мы вряд ли пересечем. Если только ещё заодно тоннель под проливом не захватить и по нему не приехать в Англию, не замочив колес и гусениц. На Западе всё это прекрасно понимают.

«СП»: — Им кажется, что мы хотим установить единый Советский Союз на всей территории континента?

-Не знаю.

«СП»: — Они же должны как-то объяснять своим гражданам: зачем нам нападать на них?

— Пропаганда часто становится иррациональной. Я не знаю — зачем? А вот то, что это как раз в Россию с Запада из века в век накатывались волны агрессий из Европы — это теперь у наших соседей вообще не считается совсем. Им втолковывают: агрессорами всегда были только русские. Точка.

Я в их прессе читал вообще чудесные вещи на сей счет. Типа: мы хотим захватить шведский остров Готланд в Балтийском море чтобы с него контролировать работу «Северного потока-2». То есть: чтобы беспрепятственно качать газ в Евросоюз, в который входит и Швеция, мы захватим часть шведской территории.

«СП»: — Хотя когда война в Европе — какой может быть вообще «Северный поток-2».

— Тем не менее, там так пишут абсолютно серьёзно. Поэтому сейчас шведы лихорадочно усиливают оборону Готланда.

«СП»: — Тогда я хотел бы получить ясность в таком вопросе. Пусть даже НАТО слабее России в военном смысле. Но ведь для слабого противника популярный метод защиты — превентивный удар. Если драка неизбежна — бей первым. Так вот, начинающееся стратегическое развертывание американцев у Калининграда, то, что происходит сегодня в Чёрном море — это может быть подготовка к тому самому превентивному удару по России?

-Теоретически — может. Вот что мне не нравится в этом ключе — это начавшееся в Америке увлечение разработкой и развертыванием сверхмалых ядерных зарядов. Тех же новых авиабомб типа В61−12, где заряд может быть вообще меньше килотонны. То есть — это как бы уже и не ядерное оружие. Но вот если Россия нападёт, тогда они без особого трепета применят свои сверхмалые заряды. Чем продемонстрируют решимость. А ответного применения куда более мощного российского ядерного оружия тогда может и не последовать. Потому что это уже глобальная война.

«СП»: — Ну, тогда снижается порог применения ядерного оружия до крайне опасных пределов. Тогда со стороны США это становится как бы «игрушечное», в не настоящее применение ядерного оружия.

-Я именно к этому и веду. Это становится очень опасным.

«СП»: — Таким образом, мы плавно перешли к обсуждению вероятности перерастания обычной войны в Европе между Россией и НАТО в ядерный конфликт совершенно непредсказуемого масштаба. Как вы полагаете: если прижмет — решится ли Путин отдать команду на ответный или ответно-встречный удар?

— Великолепный вопрос, на который я не готов ответить. Здесь мы вступаем в область психологии. Я не готов судить о психологии обитателей Кремля.

«СП»: — Но, насколько я понимаю, на Западе, когда строятся любые расчеты на войну, считается, что Россия не решится на применение ядерного оружия ни в какой ситуации?

-Да, очень многие думают именно так.

«СП»: — И это может спровоцировать НАТО на нападение?

— Может. Повторяю: мне стремление американцев обзавестись ядерными боеприпасами сверхмалой мощности не нравится больше всего. Если бы не это, я бы считал, что вообще угроза в Европе для России сегодня отсутствует. Точнее, она присутствует лишь со стороны Украины. А со стороны НАТО — нет.

«СП»: — Вы упомянули Украину. Со стороны Киева военная опасность существует и даже нарастает в последнее время. Чему свидетельством события последних недель в Донбассе. Но если такая опасность существует, если военное столкновение с Украиной возможно, НАТО «впишется» на стороне Украины?

— Нет.

«СП»: — Никаким образом?

-Никаким образом. Даже поставки оружия Киеву все эти годы крайне ограниченны. Хотя бы потому что Украина с трудом «переваривает» западное вооружение. Она всё-таки привыкла к советскому.

«СП»: — В смысле освоения технологий?

— Да, освоение совершенно чуждой техники — вещь сложная. Потому что, скажем, в 2014 году Канада предлагала Украине бесплатно штук 18−20 своих F-18. У Украины хватило ума отказаться. Зачем ей это? Бессмысленно. Эти истребители по потенциалу примерно такие же, как Су-27 и МиГ-29, каковые у Киева и так есть в достаточном количестве. Но F-18 нужно еще освоить, научиться обслуживать. Это очень сложно.

То есть за Украину Запад «не впишется» никак и никогда. Для них эта страна — только таран против России. Как и Грузия. Все выгоды от их противостояния Москве получают Соединенные Штаты, а все издержки несут Киев и Тбилиси. Американцев это полностью устраивает. Они отлично устроились.

«СП»: — Но все же вы допускаете, что Украина может стать детонатором новой войны в Европе?

— Детонатором — запросто.

«СП»: — Но если представить, что на Украине появятся когда-нибудь американские военные базы, то от участия в гипотетической войне Киева с Россией американцам будет не отвертеться.

— Никаких американских баз в этой стране никогда не будет. Это придуманная в России и для России популярная пропагандистская «пугалка».

Слушайте, в США сейчас начинаются разговоры, что пора сворачивать свои базы даже в Германии. Потому что они большие, крайне громоздкие и дорогие. Там сидят семьи военнослужащих США, которые сами по себе в случае начала войны становятся объектами удара для противника. Все это надо убирать в Америку.

«СП»: — А как же идея, что нужно наоборот — срочно восстановить часть американских баз в Европе, потому что Россия такая-сякая?

— А будет как сейчас в Польше. На ротационной основе приехала одна бригада из Штатов, посидела где-то около года и уехала. На ее место — другая бригада. На Украине, я думаю, даже этого не будет.

«СП»: — А что американцы строят в Очакове?

— В Очакове — для себя центр радиоэлектронной разведки и наблюдения. Святое дело. Операторы будут американские. Отчасти это будет манёвренная база для кораблей ВМС США. Но относиться объект будет к Военно-Морским силам Украины. Защищать Украину Штаты не станут. Пусть она потеряет сколько угодно территории. Для американцев и это будет замечательно.

«СП»: — То есть, окончательный территориальный развал Украины на руку Вашингтону?

—  Безусловно. Потому что, во-первых, Россия становится совсем уж чудовищным агрессором в глазах так называемого мирового сообщества. А во-вторых — самое главная выгода для США в том, что все украинские территории «вешаются» на Россию в смысле чисто экономическом.

«СП»: — Для их восстановления?

— Да. Но при этом сидят на этих территориях люди весьма «специфические». Скажем, чем дальше на запад от нашей границы, тем более «специфические» люди эти территории заселяют.

Я по личным каналам очень тесно связан с Крымом. И знаю много просто изумительных истории про вот этих вот бывших украинских чиновников, которые внезапно превратились в российских патриотов. Это при том, что сам по себе Крым суперлоялен к России с точки зрения населения.

А дальше на запад всё будет гораздо хуже для Москвы. Потому что уже и население не будет таким лояльным к нам. И при этом экономически вот все эти руины, как говорится, повиснут на нас. Что всерьёз может подорвать нашу экономику. Поэтому для Америки просто подарок судьбы, такая война.

«СП»: — Смотрите, как интересно. С точки зрения России развал Украины — это выгодно. Как тогда Запад станет требовать от нас возвращения Крыма? Кому, если Украины не будет в природе? С точки зрения Америки — развал Украины — тоже выгодно. Что тогда еще хоть как-то удерживает эту страну на плаву?

— В значительной степени — инерция. Ведь даже Сомали до сих пор считается существующим государством. Оно нарисовано на карте, перед штаб-квартирой ООН весит флаг Сомали. Есть какое-то где-то правительство Сомали.

Еще более трудно ликвидировать государство в Европе. Просто почти невозможно. Опять же, пока что никто не готов сделать первый шаг. Хотя я, кстати, совершенно согласен, что и для нас развал Украины крайне выгоден.

НАТО на Востоке

Столтенберг оценил перспективы вступления Украины в НАТО

Польша смоделировала войну с Россией и проиграла ее за пять дней

США сообщили о готовности разместить в Европе гиперзвуковые ракеты

Путин сделал заявление по размещению ракет в Европе

Все материалы по теме (557)