«Где же Россия?»: Москва долгим молчанием бьет по Карабаху больнее Баку — Свободная Пресса

0
93

"Где же Россия?" : Москва долгим молчанием бьет по Карабаху больнее Баку

Владимир Путин призвал прекратить боевые действия в республике Арцах (Нагорный Карабах) для обмена телами погибших и пленными. Сообщение опубликовано на сайте Кремля. Призыв прозвучал после серии телефонных переговоров с президентами Армении и Азербайджана. Министры иностранных дел обеих стран должны прибыть для консультаций в Москву.

Впервые Путин обратился с призывом прекратить боевые действия в Арцахе 7 сентября. Он назвал происходящее трагедией. По словам президента РФ, там «проживают не чужие нам люди». Задача, стоящая перед Путиным, сложна. Так, сегодня, 9 сентября, в день визита премьер-министра России Михаила Мишустина в Ереван азербайджанские войска вновь обстреляли Степанакерт.

Тем временем, ВКС России в Сирии продолжают выявлять лагеря подготовки террористов для Нагорного Карабаха в зоне деэскалации Идлиб. Использование джихадистов в Закавказье — весомый аргумент для Кремля вмешаться в ситуацию. Ведь именно ради борьбы с боевиками на дальних подступах началась военная кампания САР.

Сможет ли президент России замирить воюющие стороны? Что для этого надо сделать?

— Замирить Азербайджан и Армению Путин не сможет, потому что конфликт слишком глубокий, — считает доцент Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян. — Но Путин может заставить прекратить огонь. Причем, заставлять надо Азербайджан, потому что это он ведет наступательные действия, пытаясь завоевать Нагорный Карабах. Но убедить Баку можно только при соблюдении ряда условий.

«СП»: — Каких?

— Во-первых, сам Ильхам Алиев должен понять, что он не сможет завоевать Нагорный Карабах и дальнейшие боевые действия будут бессмысленны. Мы уже видим, что азербайджанское наступление затормозилось, в последние дни у них нет прогресса, а скорее всего они уже откатываются назад, так что это условие соблюдено.

Второе условие — это Турция. Путин должен убедить Эрдогана не мешать и не провоцировать. Не заставлять Баку, которое отчасти подчинено турецкому влиянию, продолжать бессмысленную для себя войну. Удастся ли это? Не знаю. Известно, однако, что Россия бомбила лагеря боевиков (которых перебрасывают в Карабах) в сирийском Идлибе. Возможно, это и есть убеждение.

Третье — Путин должен убедить Армению, что необходимо прекращать огонь и зафиксировать новый статус-кво, по которому Азербайджан отвоевал себе несколько деревень себе в Карабахе. Это очень не выгодно для Армении, потому что создает прецедент. Ведь Алиев может поверить, что в другой раз он может опять пойти войной и забрать еще один кусочек Карабаха.

«СП»: — Действительно, опасно…

— Думаю, армяне все равно согласятся на такой шаг, потому что ситуация для них сложная. Ведь ресурсы сторон не равны. Так что вполне возможно Путину удастся заставить стороны прекратить на какое-то время или на долгое время огонь.

О деталях происходящих в Республике Арцах событий «СП» рассказал их очевидец, российский журналист Ростислав Журавлев.

— Мне кажется, деятельная реакция России очень запоздала. Когда мы на днях выезжали из Степанакерта, город подвергался жесточайшим бомбардировкам. За сутки падало 100−120 ракет типа «Смерч», «Полонез», турецких РСЗО, израильской системы LORA, не считая ударных беспилотников.

У нас создалось впечатление, что Баку и Анкара понимают, что неизбежно наступит момент, когда их принудят к миру и стараются нанести максимальный ущерб инфраструктуре Арцаха. В том числе гражданской. Разбомбили мост, электроподстанцию, потом стали бить просто по площадям… Помимо Степанакерта под ударами находится город Шуша.

«СП»: — Это там получил тяжелое ранение наш, российский, военкор Юрий Котенок?

— Да, они поехали снимать прямое попадание в купол храма Шуши. И очередная ракета залетела в то же самое отверстие. Видимо, было применено высокоточное оружие. Какое именно, не понятно. Ребята нашли обломки с иностранной маркировкой. По самым последним данным, Котенок находится в тяжелом, но стабильном состоянии. Его отправили на реанимобиле в Ереван.

«СП»: — Все это надо, конечно, прекращать. Путин сказал, наконец, свое веское слово. Но сможет ли он замирить стороны?

— Там все уповают на Россию. Пока мы там были, все время слышали от людей: Где же Россия, где же Россия?! Долгое молчание Москвы угнетало. Было ясно, что Баку не остановится ни перед чем. И, на мой взгляд, какое-то резкое заявление должно было прозвучать на несколько дней раньше.

В сфере дипломатии, наверное, нужно возобновление минского формата (по Карабаху — авт.). Мы знаем, что Эммануэль Макрон занял достаточно жесткую позицию по прекращению огня. Причем, раньше, чем Россия. Значит надо договариваться с французами, подключать другие европейские страны и возобновлять «Минск».

Но для начала надо заставить этих … (нехороших людей — авт.) из ОБСЕ оказаться в Карабахе. В течение первой недели войны там не было представителей ни одной правозащитной европейской организации. Там есть офис Красного креста, как раз возле него разорвалась ракета, но не было ОБСЕ, всех этих белых машин, которые обычно всегда есть там, где не надо, а там где надо их нет.

Кстати, даже наличие иностранных журналистов, которых там много, не останавливает Баку от бомбардировок. У нас даже сложилось впечатление, что на нас идет охота. Мы приезжали на съемку и сразу же обстрел. Поэтому мы старались не выдавать свои локации или сообщать о них позже, оказавшись в безопасности, и тем более не выдавать свои планы.

«СП»: — А поставки в Арцах каких-то специфических видов вооружения не поможет погасить конфликт? Уравновесить силы…

— Надо понимать, что у Армении нет своего ВПК. Все оружие там — российское. Вероятно, какие-то переговоры ведутся по линии ОДКБ.

Что касается самого Арцаха, то там точно не хватает современных систем РЭБ и в целом эшелонированной системы противовоздушной обороны. Потому что азербайджанские дроны действуют стаями, применяются массировано. Они делают фронтом всю территорию. Мерзкий жужжащий звук от их работы оставляет очень неприятное ощущение. Это война пятого поколения, которая развернулась на наших глазах.

«СП»: — Азербайджан утверждает, что отбил несколько сел. Это так? Если да, то это, видимо, снижает шансы на замирение — Ереван захочет отбить их назад…

— Все, что касается военных сводок, то приходится верить или не верить на слово официальным ведомствам. Потому что непосредственно к линии фронта журналистов, конечно, не подпускают. Хотя фронт там сейчас везде, учитывая дальнобойные системы, корректируемые ракеты, активное использование беспилотников.

Как я понимаю, небольшие населенные пункты на линии соприкосновения переходят из рук в руки. Плюс идет жесточайшая информационная война и война фейков. На Кавказе, все сведения надо делить на десять. В целом ничего катастрофического в части провижения азербайджанских войск вглубь территории Арцаха не произошло. Иначе бы мы точно знали об этом.

«СП»: — Кто вы? Российские журналисты?

— Да, нас там была целая группа, аккредитованная МИД. Я представлял «Октагон медиа», рядом был ваш — от «Свободной прессы» собкор Дмитрий Иванов, военкор «КП» Саша Коц, Семен Пегов из проекта WarGonzo, представители REN-Новости, ТАСС и др. Мы старались друг другу помогать, обменивались информацией. Вопрос журналистской ревности там не стоит, потому что на кону человеческие жизни. Мы даже бронежилеты по очереди носили.

Нагорный Карабах, конфликт, отношения Армении и Азербайджана

В МИД Карабаха рассказали о состоянии раненого российского журналиста

Пашинян: Турция поглощает Азербайджан

Российский блогер получил серьезное ранение в Карабахе

Обострение конфликта в Карабахе: Баку заявил о гибели 30 мирных жителей