Эрдогана ждут проблемы на «Южном фронте» — Свободная Пресса

0
82

Эрдогана ждут проблемы на "Южном фронте"

Многострадальная идлибская история может в ближайшем будущем закончиться. На днях сирийский парламентарий Савфан Кураби, представляющий спорный регион и являющийся чем-то вроде наблюдателя за провинцией от Дамаска, дал интервью влиятельному сирийскому СМИ «аль-Ватан», в котором рассказал о ближайших планах властей на мятежную мухафазу.

По его словам грядет война, ибо к ней готовится Сирийская арабская армия. Парламентарий, конечно, надеется, что до зимы или же и вовсе до выборов президента США Дамаск мирным путем сначала восстановит полный контроль над трассой М-4, что пересекает провинцию Идлиб, а после и вовсе восстановит контроль над всеми территориями на северо-западе, но, к сожалению, пока к этому ничего не располагает. Однако даже если дипломатия не сработает, срок остается прежним. До зимы или даже немного ранее М-4 станет полноценно сирийской. То есть альтернатива дипломатии имеется.

Да, сегодня Сирийская арабская армия находится в состоянии полной боевой готовности. И если в ближайшем будущем позитивных сдвигов не произойдет, Дамаск не собирает терять потенциал и имеющееся преимущество.

Сомнения Кураби в мирном исходе основаны на неверии в приверженность Турции Сочинским оглашениям и дополнительным документам, определяющим статус Идлиба и положение вещей в нем. И дело не в том, что Анкара не способна обуздать террористов и заставить их забыть о всякой военной деятельности. Нет, проблема куда серьезнее — турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган еще властен над этими бесконечными бандами, и свою власть он использует по максимуму, заставляя террористов вместо турок нападать на сирийских солдат.

Этих цепных псов Эрдогана Кураби называет «группами Аль-Каиды» *, подразумевая, что выросли они из этой террористической группировки и идеологически с нею близки. Из этого следует, что никакого мира Анкаре не нужно, значит, возможна война.

При этом у Кураби есть и некоторые претензии к России. По его словам, Москва, увлекшись попытками договориться с турками, совсем забыла о том, что, в том числе и по ее инициативе к Идлибу были стянуты большие силы Сирийской армии, и уже долгие месяцы военные находятся в состоянии боевой готовности, при этом толком так и не начав наступления. А это весьма и весьма обременительно как в материальном, так и в психологическом планах. И если скоро эта самая армия не начнет наступление или не разойдется по частям, то у Дамаска могут возникнуть серьезные трудности.

По его словам, время для переговоров окончательно вышло, пришло время для последней войны.

Что ж, не в первый раз мы слышим нечто подобное от сирийских властей. После обострения в начале этого года Дамаск был вынужден остановить успешную наступательную операцию и предоставить все в руки российских и турецких властей, которые, как и ранее, снова договорились о перемирии. И с тех пор асадиты чуть ли не каждый день говорят о завтрашней победе над всеми в мире и так далее. Несерьезно как-то.

Но до вышеупомянутой успешной операции, по результатам коей половина ранее занимаемых террористами идлибских территорий отошла Дамаску, правительственные силы занимались тем же самым — около года твердили о скором наступлении, а министр иностранных дел как-то даже пообещал захватить турецкий Хатай, некогда принадлежавший Сирии. Долго запрягают, но зато потом спуску не дают. Может и сейчас так будет?

По крайней мере, причины так полагать имеются.

Во-первых, российско-турецкие отношения ухудшаются. Причиной тому не только соперничество в Ливии, САР или какие-то экономические проблемы во взаимоотношениях, но и активно развивающийся азербайджано-армянский конфликт, в котором Анкара, судя по всему, активно принимает участие на стороне, враждебной нашему ближайшему военному союзнику. Если так пойдет, то в Сирии перед Москвой уже не будет никаких дипломатических преград. На них попросту можно будет наплевать, учитывая чрезмерную дерзость турок в Закавказье — в зоне исконно российских интересов.

Во-вторых, в течение последней недели наблюдаются интенсивные перемещения частей Сирийской арабской армии и союзных ей групп в зоне потенциального конфликта. Ранее раскинутые по всему фронту силы стягиваются в зоны, откуда удобнее будет вести наступление — на юго-восток и на восток, в нескольких десятках километров от города Алеппо. При этом в ряд покинутых районов присылаются формирования из других провинций, в том числе силы специального назначения.

Российский военный эксперт Алексей Леонков полагает, что сейчас у Дамаска есть воля и сила покончить с идлибской проблемой, по крайней мере, частично.

— Я всегда говорил, что, несмотря на все успехи турецкой дипломатии, у Идлиба одна судьба — он вернется в состав Сирии. Да, в какой-то момент соглашения были необходимы, дабы не допустить серьезных потерь среди мирного населения, но теперь понятно, что эти промедления наоборот ведут к большим человеческим жертвам. Режим головорезов таков, что и без наступления гибнут многие, и так уже продолжается давно.

Да, Турция — довольно важный для нас региональный партнер, но то, что сейчас происходит, совсем не напоминает поведение партнера. Анкара действует довольно-таки враждебно, а именно она в последнее время была основным фактор недопущения наступления сирийцев и союзников. Уже сейчас в ряде районов Идлиба наблюдаются подготовительные действия. Российская авиация совместно с сирийцами атакует контролируемые боевиками позиции. Эти обстрелы участились сейчас, к тому же сирийцы стали активнее на земле.

Возможно ли до зимы со всем разобраться? Со всем Идлибом — вряд ли, с М-4 — вполне вероятно. Многие участки М-4 уже контролируются либо Сирийской арабской армией, либо союзными ей группами. Учитывая, что на передаче трассы настаивали еще во время заключения Сочинских соглашений, а турки не особенно-то сильно протестовали, процесс полного перехода может быть осуществлен относительно безболезненно для сторон. Однако полностью боевых действий избежать, как мне кажется, не получится. Все-таки мы видим, что Турция никак не занимается террористами, и они с каждым днем все наглее. В целом, я думаю, что к заявлению сирийского парламентария нужно отнестись со всей серьезностью.