Бой в Крыму — все в дыму: Москва сформирует на полуострове новую армию — Свободная Пресса

0
17

Бой в Крыму — все в дыму: Москва сформирует на полуострове новую армию - Свободная Пресса

Давно не секрет, что в очень тревожном свете нескрываемых военных приготовлений НАТО у границ Калининградской области российская группировка в ней в наступающем году будет резко усилена формированием в ее составе новой развернутой мотострелковой дивизии. Но вот сведения, что одновременно Москва вынуждена более резкие действия оборонительного характера предпринять еще и в Крыму, на уровне ОБСЕ прозвучали впервые.

А именно: на днях в Вене заявлено, что сформированный в 2016 году в составе Черноморского флота РФ 22-й армейский корпус весьма вероятно скоро будет преобразован в куда более мощную отдельную общевойсковую армию. Для чего в ближайшие пять лет численность российских военных в этих краях увеличат на 10 тысяч человек, а количество вооружений и военной техники — в 1,5−2 раза.

Да, по сообщению киевского агентства Укрiнформ, об этом заявила украинская миссия при ОБСЕ во время 18-го раунда ежегодных консультаций с учетом имплементации Документа о мерах укрепления доверия и безопасности в военно-морской области на Черном море. Да, это прозвучало на фоне ставших уже привычными горестных стенаний посланцев Киева о неуклонной милитаризации уплывшего от них к России полуострова после 2014 года. Да, весь мир давно привык к таким бряцаниям словами со стороны украинских политиков и почти никак на них не реагирует. Но, думается, на сей раз перед нами новость, к которой стоит присмотреться внимательней.

Во-первых, потому, что такого рода сведения обычно рождаются в недрах военной разведки. Совершенно не обязательно — украинской. А что предать сенсационную новость о Крыме огласке было поручено именно украинской делегации — так давно известно, что военные машины Киева и Запада (в том числе, и их разведки) давно представляют из себя нечто вроде сказочного «тяни-толкая». И тесно координируют свои действия против России.

Во-вторых, военные приготовления Украины и ее фактических хозяев из-за океана в бассейне Черного моря в последние годы по масштабам и темпам не уступают аналогичным усилиям НАТО на Балтике. Достаточно, на мой взгляд, вспомнить случившийся в сентябре 2020 года первый в истории пролет через территорию Украины к побережью Крыма тройки американских стратегических бомбардировщиков В-52Н. Которых в этом учебном рейде очень красноречиво сопровождали украинские истребители Су-27.

Или недавно завершившееся оборудование 1-м мобильным строительным батальоном ВМС США в порту Очаков (в 100 милях к северо-западу от Крыма) пункта слежения за российскими кораблями и самолетами. При этом к работе на новейшей разведывательной аппаратуре в Очакове украинцы не допущены. Только американцы.

Одновременно специалисты ВМС США приступили к энергичным работам по преобразованию украинского порта Южный (в 34 километрах от Одессы по прямой) в современный пункт базирования для передаваемой Пентагоном Киеву с 2019 года партии патрульных кораблей типа Island. Два таких «Айленда» уже в строю ВМСУ под именами «Славянск» и «Старобельск». Киев очень рассчитывает на получение еще четырех единиц в ближайшее время. На днях для них в Южный доставлен специально построенный в Херсоне плавпричал.

Если с украинской земли перенестись в соседнюю Румынию, то и там в последние месяцы можно обнаружить немало тревожного для Крыма. Скажем, в ноябре нынешнего года сюда из Германии в рамках миссии «Быстрое проникновение» из состава дислоцирующейся там 41-й бригады полевой артиллерии армии США военно-транспортными самолетами были переброшены новейшие системы залпового огня типа HIMARS. Пока каждая такая машина несет по шесть 270-мм ракет, способных преодолевать расстояние до 40 миль. Другой вариант загрузки — одна армейская тактическая ракетная система с дальностью стрельбы 100 миль.

Маловато, чтобы угрожать Крыму? Но Сухопутные войска Штатов завершают разработку для системы HIMARS противокорабельной ракеты с дальностью стрельбы до 310 миль. А от румынского побережья до нашего полуострова по кратчайшему маршруту — всего порядка 250 миль.

Наконец, именно в эти дни из Киева как по взмаху дирижерской палочки, зазвучали настойчивые призывы готовиться к возвращению Крыма силой оружия. Самый свежий пример — выступление на крымско-татарском телеканале ATR в недавнем прошлом вице-премьера Украины, экс-посла этой страны в Белоруссии Романа Бессмертного.

11 декабря 2020 года Бессмертный решительно заявил: «После пяти лет сомнений нет в том, что есть единственный способ решения этих проблем — возращение этих территорий. Нужно четко сейчас говорить — возвращение этих территорий силой».

При этом Роман Петрович, как выяснилось, отдает себе отчет, что российско-украинская война за Крым неизбежно стала бы причиной гибели не только тысяч военных с обеих сторон, но и массы населяющих Крым мирных жителей. Поэтому он считает, что еще до начала боевых действий Киеву следует предложить всем политически лояльным ему крымчанам заранее собирать вещички, детишек и перебираться на материк. А остальных, стало быть, — «порубим в капусту». Ракетами, снарядами и бомбами. Не жалко. Что вы хотите? Он же Бессмертный.

Должна ли Москва на все это смотреть, все это выслушивать с олимпийским спокойствием? Нет, конечно. Иное было бы верхом военно-политической безответственности. Для укрепления обороны полуострова, как уже сказано, в 2016 году в составе флота был сформирован 22-й армейский корпус. Его части и соединения отвечают не только за противодесантную оборону побережья, но и за предотвращения даже попыток прорыва украинской армии с материка через Перекоп (до 7 километров суши в самой узкой его части). Насколько надежны там наши редуты?

Оставим пока за скобками немалые боевые возможности стоящих в Крыму кораблей Черноморского флота, 31-й дивизии ПВО, полки которой развернуты в Севастополе и Феодосии, а также 27-й смешанной авиационной дивизии, базирующейся на аэродромах Бельбек, Гвардейское и Джанкой (оба соединения организационно входят в состав 4-й Краснознаменной армии ВВС и ПВО Южного военного округа). Поговорим лишь о наших наземных силах в Крыму.

Известно, что в вырытых на перешейке окопах и блиндажах кроме пограничников в ротационном порядке, сменяя один другого, несут службу, главным образом, семь батальонов 126-й бригады береговой обороны (основное место дислокации — поселок Перевальное под Симферополем) и дивизионы 8-го отдельного артиллерийского (штаб — в Перевальном, основные подразделения в Армянске и Керчи) и 1096-го отдельного зенитно-ракетного полков (Севастополь) 22-армейского корпуса. В случае возникновения военной опасности российские позиции на Перекопе в состоянии быстро усилить пять батальонов не входящей в состав корпуса 810-й отдельной бригады морской пехоты Черноморского флота (Севастополь) и стоящий совсем рядом, в Джанкое, 97-й десантно-штурмовой полк 7-й Новороссийской горной десантно-штурмовой дивизии.

В Севастополе развернута еще 127-я отдельная разведывательная бригада — соединение специального назначения Главного управления (ранее ГРУ) Генштаба Вооруженных сил РФ. Но в гипотетических позиционных боях на Перекопе она вряд ли будет участвовать. Все же у спецназа ГУ ГШ совсем другие задачи. Как совсем иные задачи и у 133-я отдельной бригады материально-технического обеспечения (Бахчисарай) и бригады Росгвардии, обеспечивающей с моря и суши безопасность стратегического Крымского моста.

Могут ли сложиться военно-политические обстоятельства, при которых имеющихся сегодня у нас в Крыму частей и соединений окажется недостаточно для отражения масштабного нападения с материка через Перекоп? Увы, судя по всему, российский Генштаб такого не исключает. Иначе бы он не проводил учений, которые состоялись на крымской земле в 2017 году. Тогда, напомню, состоялась отработка задач по ускоренному и резкому наращиванию войсковой группировки на полуострове. Одновременно по воздуху были переброшены в Крым 2500 десантников и более 600 единиц боевой техники из состава 7-й Новороссийской десантно-штурмовой дивизии, а также 56-й и 11-й десантно-штурмовых бригад (Камышин и Улан-Удэ).

Предлагаю обратить внимание вот на что: во всем этом внушительном перечне частей и соединений совершенно нет мотострелков. Ни единого. Но именно мотострелки, а не воздушные и морские десантники, везде и всюду и предназначены для обеспечения долговременной и устойчивой позиционной обороны. Их этому учат и соответствующим образом вооружают. Но в Крыму, повторяю, ничем подобным Россия не располагает. Не странно ли?

Конечно — странно. И не только нам. Вероятно, именно по этой причине в августе 2016 года в Крыму Генштабом была предпринята попытка на время учений сформировать 47-ю мотострелковую дивизию. Правда, для начала — территориальной обороны. То есть такую, которая в случае начала войны будет создана из запасников и вооружена исключительно минометами и стрелковым оружием. Задачами такого соединения стала бы охрана в глубоком тылу мостов, аэродромов, важнейших транспортных объектов и тому подобного.

Судя по тому, что за минувшие годы больше сообщений на эту тему не последовало, дело с 47-й дивизией территориальной обороны не заладилось. Главным образом, потому, что для ее быстрого развертывания необходимо наличие так называемого «организованного резерва». Иными словами — для формирования подобных соединений необходимо привлекать не абы кого, а только так называемый организационный резерв (ОР) Вооруженных сил, которого у нас сегодня фактически нет. Хотя эксперимент по его созданию Генштаб начал давно в 2015 году.

Суть новации в том, что наиболее толковым, опытным, физически здоровым военнослужащим при увольнении в запас или после окончания военной кафедры института предлагается подписать с Министерством обороны особый контракт на зачисление в организационный резерв. В случае согласия ты обязуешься пару раз в год покинуть родной дом, работу, заплаканную жену и по первому свистку военкома нестись на полигон. Где как минимум несколько недель, а то и месяц, будешь основательно потеть в каске и бронежилете в нескончаемых караулах и учебных боях. Зато не потеряешь воинских навыков и станешь стройным, как гончий пес.

Ясно, что такой добровольный порыв к новым тяготам и лишениям надо как следует стимулировать. Что и предусмотрено. Зачисленным в организационный резерв к заработной плате по основному месту работы Минобороны обязуется производить регулярные доплаты с учетом районного коэффициента и выслуги лет в ОР. Рядовым — от 5 тысяч рублей, офицерам — от 8 тысяч. Не так и мало, если учесть, что в свободное от беготни по полигонам время можешь спокойно тянуть пивко у собственного телевизора.

Первый контракт — на три года. Каждый следующий — на пять лет. Рядовым и сержантам в мобилизационном резерве можно прослужить до 42 лет. Младшим офицерам — до 47. Майорам и подполковникам — до 52 лет. И лишь полковникам и капитанам 1 ранга — до 57 лет.

Словом, было задумано достаточно стройно. Но все, как водится в России, погубили деньги. Вернее, их отсутствие. На 2015 год Генштабу было разрешено в порядке эксперимента привлечь в организационный резерв на всю Россию всего 5 тысяч человек. Чего, естественно, недостаточно для развертывания даже одной дивизии теробороны. Дальше дело и вовсе заглохло.

Но вернемся в Крым. Похоже, что вот там-то от планов развертывания новой мотострелковой дивизии Генштаб не отказался. Только теперь не территориальной обороны, а самой обычной, кадровой. Для начала на берегах озера Донузлав под Евпаторией в поселке Новоозерный в декабре 2019 года сформировали 943-й Центр мобилизационного развертывания. Что он себя представляет — доподлинно неизвестно. Но представить можно с учетом, что в 2016 году Минобороны заключило контракт на строительство такого же в селе Дачное на Сахалине. Там Центр представляет собой казарму для размещения 521 солдата и сержанта, штабное и учебное здания, склады для имущества и ракетно-артиллерийского вооружения, отапливаемые хранилища на 1,2 тыс. машино-мест. Кроме того — зоны хранения и ремонта техники.

Если предназначенный для развертывания в Крыму 47-й мотострелковой Центр мобилизационного развертывания выглядит так же, как на Сахалине, значит — вооружена дивизия будет не одними только автоматами, пулеметами и минометами. Остается предположить, что это будет полноценное мотострелковое соединение, которое, в случае нужды, станет основным хребтом российской группировки на полуострове. А если потребуется — и новой общевойсковой армии.

Что еще говорит о том, что целую армию Россия и в самом деле вскоре может поставить в оборону Крыма? Наличие в составе уже стоящего там 22-го армейского корпуса ранее упомянутой 133-я отдельной бригады материально-технического обеспечения. Ничего подобного нет больше ни в одном из существующих в наших Вооруженных силах корпусов. Это соединение — исключительно армейского комплекта.

Стало быть, в мобилизационных планах формирование общевойсковой армии на полуострове, как минимум, давно предусмотрено Москвой. Но если так — сказав «А» нужно говорить и «Б». А именно: ставить к Крыму и другие составные части армейского комплекта. Бригаду управления, например. Но, что еще более существенно для наших недоброжелателей на Западе и на Украине, — ракетную бригаду. В последние годы таковые вооружаются исключительно новыми оперативно-тактическими ракетными комплексами «Искандер», способными применять не только обычное, но и ядерное оружие. Но тогда вооруженное противостояние вокруг полуострова приобретет совершенно иное качество. В НАТО и в Киеве этого хотят?

Военное обозрение

В России будет создан новый тип войск

На Чукотке разместили истребители-перехватчики с гиперзвуковым оружием

Количество контрактников в армии РФ вырастет до полумиллиона

Американские СМИ: «российский танк Т-90 чертовски хорош»

Все материалы по теме (2943)