«Байрактары» Эрдогана перебежали дорогу русским С-400 — Свободная Пресса

0
18

«Байрактары» Эрдогана перебежали дорогу русским С-400 - Свободная Пресса

Россия будет решать вопрос о продолжении военно-технического сотрудничества с Турцией в зависимости от конкретных действий Анкары. Об этом заявил вице-премьер Юрий Борисов, курирующий в правительстве РФ сектор ВПК.

Борисова попросили оценить вероятность разрыва российско-турецкого военно-технического сотрудничества в связи с новыми поставками Киеву ударных БПЛА «Байрактар».

Однозначного ответа вице-премьер не дал, отметив, что «будем конкретно смотреть в конкретном случае». Но сказал, что Москва внимательно отслеживает ситуацию и знает о новых соглашениях Украины с Турцией по БПЛА.

Напомним, в начале апреля, накануне визита украинского президента Зеленского в Анкару, стало известно, что Киев договорился о покупке у Турции новой партии ее штурмовых беспилотников «Байрактар», которые ВСУ собираются использовать против Народных республик Донбасса.

После этого министр иностранных дел России Сергей Лавров предостерег турецкую сторону от подпитки милитаристских настроений киевского режима, который, по его выражению, «может сорваться на безрассудные действия».

В ответ глава МИД Турции Мевлюд Чавушоглу заявил, что продажа «Байрактаров» Украине, это только бизнес, и он не направлен против России. Если Москва тоже захочет приобрести беспилотники или другую военную продукцию турецкого ВПК, то Анкара готова это обсудить.

При этом министр не забыл упомянуть, что Турция уже купила российские зенитно-ракетные комплексы С-400. И сейчас, по его словам, ведутся переговоры о приобретении еще одной партии российских «Триумфов».

Кстати, о возможности такой сделки еще в июне прошлого года заявлял тот же Юрий Борисов. По его словам, контракт может быть заключен, если турецкие власти изъявят желание.

Более того, глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству РФ Дмитрий Шугаев до этого сообщил, что Москва готова даже обсуждать участие турецких компаний в производственном процессе С-400. И отметил, что такие переговоры уже ведутся, но «это процесс трудоемкий, требующий определенного времени».

Теперь, однако, в контексте сказанного Борисовым закономерно встает вопрос, а дождется ли Турция новой партии наших «Триумфов»?

— Надо понимать, что объемы военно-технического сотрудничества Турции с Украиной просто несопоставимы с объемами российско-турецкого военно-технического сотрудничества, — комментирует ситуацию известный эксперт по проблемам Ближнего Востока и Кавказа, востоковед Станислав Тарасов. — Турция приобрела в кредит наши комплексы С-400 — сумма контракта составляет 2,5 млрд. долларов. И сейчас обсуждается возможность поставки еще одной партии, а также вопрос покупки российских истребителей Су-35 и Су-57.

Что касается других аспектов сотрудничества, то они есть даже в космической сфере…

То есть, у Турции и России имеется крупный пакет реальных и предполагаемых инвестиций. На украинском направлении таких горизонтов у Анкары не просматривается.

Конечно, Кремль ожидал от Эрдогана в период обострения ситуации на востоке Украине более сдержанной позиции. Но турки, видимо, оказались под давлением Запада, прежде всего, США, и выступили, с позиции — и нашим и вашим. Это, разумеется, насторожило Москву. И вот сейчас она осуществляет мероприятия зондажного свойства.

Эрдоган пытается отыграть эту ситуацию. Он заявляет, что именно диалог с Россией позволил урегулировать многие серьезные конфликты в регионе и т. д.

Но дело в том, что Россия и Турция вместе играют на многих плацдармах — не только на украинском. На украинскую площадку турки пытаются вклиниться для того, чтобы расширить возможности маневрирования для своей дипломатии. Ведь игра идет сразу на нескольких направлениях — сирийском, ливийском и карабахском.

Можно сравнить с гроссмейстерской игрой в шахматы, которая ведется одновременно на нескольких досках. Всегда появляется соблазн выиграть в целом, проиграв (или уступив) на какой-либо одной доске. А турки набили руку на лавирования между центрами силы.

Но сейчас, есть у меня ощущение, американцы заняли более жесткую позицию по отношению к Эрдогану. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что Байден до сих пор не связался по телефону с Турцией, которая, как партнер НАТО, позиционирует себя в качестве главного регионального игрока на Ближнем Востоке. В то время как предшественники нынешнего главы Белого дома всегда находили возможность в первую очередь выходить на связь с Анкарой.

«СП»: — Более того, Байден собирается официально признать геноцид армян в Османской империи…

— Понятно, что этот жест только осложнит отношения с Анкарой.

То есть, американцы продолжают воспитывать турок. В такой ситуации «янычары», как правило, шарахаются в сторону Москвы, шантажируя Вашингтон расширением сотрудничества с Россией. Но тут — очень не во время — прилетел «киевский топор», который загнал Эрдогана в ловушку.

И как они будут сейчас выпутываться из этой ситуации, сказать сложно.

Так что, заявление нашего вице-премьера о том, что все будем зависеть от конкретной ситуации, оно как раз отражает ту растерянность, в которой находилась Турция. Москва требует от нее более решительных действий — выбора в ту или другую сторону.

Военный обозреватель журнала «Арсенал отечества» Алексей Леонков не исключил, что военно-техническое сотрудничество с Анкарой будет закончено:

— Первый контракт на поставку Турции наших С-400 был подписан на фоне определенных событий. Это неудавшийся государственный переворот и попытка свержения Эрдогана, а также участие Анкары в миротворческом процессе в Сирии, в астанинском и сочинском формате.

Тогда Турция проводила более дружелюбную политику по сравнению с тем, что происходит сейчас.

Если помните, после того как турки сбили наш Су-24 (погибли летчик Олег Пешков и матрос Александр Позынич, участвовавший в поисковой операции — ред.), мы вообще прекратили с ними всякие отношения. И лишь когда Эрдоган принес свои извинения и отдал под суд тех, кто убил наших военных, отношения начали восстанавливаться.

При этом мы четко давали понять, что Турция не является нашим союзником, это, скажем так, временный партнер.

Пока наши вопросы в сирийском конфликте совпадали, все было нормально. Но в последнее время турки стали вести себя по-другому. Их интересы начали распространяться на зону национальных интересов России. Прежде всего, это касается постсоветского пространства и роли Турции в карабахском конфликте, куда она перебросила из Ливии сотни сирийских боевиков.

Турция активизировалась в Средней Азии, где она продвигает идею «тюркского единства». А теперь еще эти контакты с Украиной, в том числе по военно-техническому сотрудничеству.

Конечно, это уже совершенно иной фон, на котором переговоры по поставкам вооружений и продолжению военно-технического сотрудничества будут очень осложнены.

Причем, Анкара даже не пытается притормозить и катится уже по инерции.

«СП»: — Поясните.

— Можно вспомнить последние конфликты с турецкими военными в идлибской зоне — это последняя неподконтрольная сирийскому правительству часть страны. Обострение доходило до того, что ряд экспертов не исключали прямого вооруженного столкновения между Россией и Турцией.

До этого не дошло. Однако своими действиями Анкара ведет к тому, что вопросы, связанные с двусторонним военно-техническим сотрудничеством, скорей всего, будут пересмотрены. И не в пользу Турции.

Но, поскольку вопрос этот, на самом деле, очень тонкий, подход, я думаю, будет взвешенным. И решать его, конечно, будут специалисты.

Хотя, мне кажется, турки уже достигли тех «красных линий», пересекать которые не стоит, о чем говорил наш президент. И они должны это понимать.

«СП»: — Во всяком случае, мне кажется, сравнивать С-400 и «Байрактары», как это делает турецкий министр, не совсем корректно. Все-таки «Триумфы» наши, это средство защиты, а их беспилотники — средство нападения…

— Это так. Думаю, и вопрос с новыми поставками С-400 потому пока остается открытым.

Если уже Борисов говорит о том, что многое будет зависеть от конкретных вещей, то на дипломатическом языке это означает — «мы переговоры временно приостанавливаем для изучения вопроса».

Как правило, поставкам такого вида вооружений всегда предшествует длительный переговорный процесс, несмотря на то, что один из контрактов уже был исполнен.

Но обстановка меняется. Россия видит, что происходит по периметру ее границ, и что Турция в этом играет не последнюю скрипку, а одну из ведущих. Это, разумеется, нас не может не беспокоить.

«СП»: — А к производственному процессу С-400 есть тогда смысл турецкие компании привлекать?

— Вообще, прецеденты такие есть. Например, в Индии, где собирается наш самолет Су-30МКИ. Точнее, основная часть собирается в России, а потом индусы оснащают его своим электронным оборудованием и ставят свои комплексы вооружения. То же с танком Т-90 — мы пригоняем им машину с двигателями, а дальше они что-то внутри там делают.

Но допуск к военно-техническому сотрудничеству в качестве соучастника комплектования, это отдельный вопрос. И очень сложный. Качество продукции, выпускаемой таким предприятием, должно соответствовать качеству нашей военной техники. Здесь на кону репутация.

Скажем, турки могли бы поставлять что-то вроде электронных компонентов — есть у них концерн Roketsan, который ракетной техникой занимается. И, вроде как, он рассматривался как один из кандидатов. Но пока это на стадии согласования. Ничего еще не подписано. И будет ли подписано — большой вопрос.

Военное обозрение

В НАТО положительно оценили отвод российских войск от границ Украины

В Индонезии рассказали о ходе поисков пропавшей подлодки

Индия закупила четыре французских истребителя

Беспилотник ВВС США провел разведывательный полет над Крымом

Все материалы по теме (3210)