Армия: Таких «реформаторов» российские императоры секли розгами в конюшнях — Свободная Пресса

0
28

Армия: Таких «реформаторов» российские императоры секли розгами в конюшнях - Свободная Пресса

В среду на очередном заседании коллегии Министерства обороны РФ в воздухе буквально витала фамилия того, кого, к счастью, эти стены успели подзабыть: «Иванов!». Потому что в 2006 году, в пору, когда именно Сергей Борисович, ближайший соратник Владимира Путина еще по ФСБ, служил главой оборонного ведомства, окончилась новейшая история старейшего военного учебного заведения страны — Военно-инженерной академии имени Куйбышева.

Созданная еще по опыту наполеоновских войн указом императора Александра Первого в 1819 году, эта академия с более чем 200-летней историей стала одной из начальных жертв затеянной сначала Ивановым, а затем продолженной (не к ночи будь помянут!) Анатолием Сердюковым бестолковой и бесконечной реформы военного образования в России. Ничего особо никому не объясняя, знаменитая на весь свет ВИА им. Куйбышева четырнадцать лет назад была превращена в одно из структурных подразделений Общевойсковой академии Вооруженных Сил Российской Федерации (бывшая Военная академия имени Фрунзе, вобравшая в себя еще много чего и превратившаяся в трудноуправляемого образовательного монстра).

Слава богу, ВИА имени Куйбышева впихнули новую структуру все же не в качестве обычного факультета, а хотя бы в виде худосочного, но «Военного института инженерных войск». Хотя и без боевого знамени и наград, которые были заслужены офицерами-преподавателями и выпускниками академии на многих войнах.

Заодно, конечно, военно-инженерную «альма-матер» крепко обкорнали и в материальном отношении. В частности, под шумок преобразований был продан коммерсантам под жилую застройку испытательный полигон академии в подмосковном Нахабино. Там десятилетиями проходила обкатку вся новейшая инженерная техника.

Оставили Инженерным войскам и всего одно профильное военное училище — Тюменское высшее военно-инженерное командное. Было еще в Санкт-Петербурге Военно-топографическое училище. Но и его в 2011 году сделали факультетом Военно-космической академии имени Можайского.

Заодно «реформаторы» катком прошлись и по самим инженерным войскам России. После того, как за дело принялся тот самый Сердюков, в небытие, в частности, ушли инженерно-саперные батальоны (исб), которые были в штате каждой мотострелковой и танковой дивизии. Поскольку не стало в Вооруженных силах и самих дивизий. Они на глазах, как эскимо в жаркий день, «стаяли» до размеров бригад. А бригадам подобные батальоны не положены.

Между тем, на вооружении упраздненных батальонов находились машины заграждений, тяжёлая техника на танковой базе, станции для добычи воды. Каждый исб состоял из сапёрной, десантно-переправочной, понтонно-мостовой рот и подразделения инженерных машин. Он мог своими силами, без привлечения подкреплений, оборудовать колонные пути или разбирать завалы на дорогах, готовить полевые фортификационные сооружения для личного состава и техники. Дивизия, в которой был свой исб, с помощью плавающих транспортеров и самоходных паромов была в силах с ходу форсировать практически любую реку. Или оборудовать через нее наплавной мост длиной до 300 метров.

После 2006 года ничего этого у нас в армии не стало. Опыт современных войн и вооруженных конфликтов очень скоро и наглядно доказал погибельность скороспелых решений. Без достаточного количества военных инженеров некому стало возводить переправы через водные преграды. Некому ставить свои и ликвидировать чужие минные поля. Некому предотвращать разрушение мостов при ледоходах и ликвидировать последствия техногенных катастроф. Вести инженерную разведку, оборудовать траншеи и противотанковые рвы — тоже некому.

Поэтому теперь наши военачальники ударились в противоположную крайность. Решено срочно нарастить число инженерных частей и соединений в Вооруженных силах РФ. В частности, для придания большей мобильности нашим войскам уже в 2021 году задумали приступить к формированию в каждой общевойсковой армии отдельных инженерно-саперных и понтонно-мостовых бригад. Это не считая инженерно-саперных батальонов, которые снова появились в воссоздаваемых дивизиях. А где ж офицеров на все это воинство теперь понабирать?

Судя по всему, именно поэтому решено теперь срочно заново создавать и Военно-инженерную академию. Понятно — теперь не имени Куйбышева, а кого-нибудь другого.

А что? Непотопляемый приятель Путина Иванов теперь подался в экологи. В качестве спецпредставителя президента РФ прямо из Кремля занимается дальневосточными леопардами и чем-то там еще. Самое время оставленной его заботами коллегии Минобороны задуматься: как воссоздавать из руин опрометчиво порушенное в августе 2006-го нынешним защитником леопардов? Вот коллегия и собралась в минувшую среду, чтобы посоветоваться на эту тему.

С трибуны коллегии министр обороны Сергей Шойгу заявил: «В целях дальнейшего развития инженерных войск, повышения результативности научных и научно-прикладных исследований, а также качества подготовки специалистов принято решение о создании Военно-инженерной академии, которая призвана стать главным учебным заведением по подготовке военно-инженерных кадров».

Нельзя не заменить: министр обороны старательно избегал слова «воссоздание». Потому что тогда, если теперь нужно «воссоздавать» почти на пустом месте, по логике следует публично признать разрушительный характер былых преобразований и назвать их виновника. Но Иванов-то, скорее всего, если по-прежнему и не открывает дверь в кабинет Путина ногой, то все же достаточно близок к президенту. Поэтому: «Кто ж его посадит? Он же памятник!».

И все-таки — зачем Военно-инженерную академию вопреки всякой логике, вопреки даже военной науке, прикончили полтора десятка лет назад? Совершенно ясно, что нам будут долго и нудно рассказывать, как сложно было в те годы с оборонным бюджетом России. Поэтому его пытались, мол, экономить разного рода организационно-штатными ухищрениями.

А теперь с финансами у Минобороны легче?

Нам наплетут еще много чего на эту тему. А мы обратим внимание на два обстоятельства. Каждый квадратный метр жилья, возведенного в Нахабино на территории бывшего испытательного полигона Военно-инженерной академии, стоит огромных денег. Которые пролились и продолжают литься вовсе не в карманы бедствующих офицеров.

А в освободившемся бывшем главном административном корпусе ВИА на Покровке — признанном памятником архитектуры 19-го века доме Дурасовых, построенном, как утверждают знаменитым архитектором Казаковым — сегодня уютно устроилась Высшая школы экономики. Учиться в которую рвутся многие великовозрастные детки нашей элиты.

Так что уверен: интересы нашей армии и ее инженерных войск в 2006 году учитывались в последнюю очередь. Теперь это предстоит расхлебывать всей стране.

А сколько такого же у нас, увы, еще впереди!

Военное обозрение: В РФ разработали материал, маскирующий военную технику под сугробы