Америка разучилась воевать — Свободная Пресса

0
39

Америка разучилась воевать - Свободная Пресса

Соединенные Штаты проигрывают войны из-за действий своих же политиков, считает эксперт Лоуренс Корб. Об этом он написал в статье для National Review.

Автор ссылается на материал своего бывшего коллеги по Пентагону и военно-морскому колледжу Бинга Уэста, который убедительно показывает, почему США, являющиеся самой сильной страной в мире, за последние полвека проиграли три крупные войны: во Вьетнаме, Ираке и Афганистане. Бинг объясняет поражение тремя причинами: действия военных, действия политиков и настроение в обществе.

Еще одной причиной называется надуманность повода для начала войны. Автор считает, что США необоснованно обвинили Ирак в создании оружия массового поражения, которое в итоге так и не обнаружили. Мнимым назван и повод для начала операции против Северного Вьетнама.

В Афганистане армия США не смогла добиться преобразований, и за 20 лет нанесла непоправимый ущерб своей репутации. В Ираке американцам удалось установить контроль над местной нефтью, однако доходы от ее продажи делят между влиятельными кланами и частными военными компаниями.

Стоит отметить, что полноценную войну американцы вели лишь против Вьетнама, потерпев там разгромное поражение. В Афганистане и Ираке им удалось добиться смены власти и капитуляции государственных армий, однако войну с полупартизанскими отрядами они явно не вытягивают.

В чем проблема? Только ли в политиках?

— Безусловно, влияние политиков на ход тех или иных военных кампаний весьма высок, — уверен доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г. В. Плеханова, член Экспертного совета организации «Офицеры России» Александр Перенджиев.

— Роль политических лидеров обуславливается следующими факторами. Во-первых, они должны мотивировать нацию и, прежде всего военнослужащих, на ведение той или иной войны. Общество должно четко понимать, ради каких национальных ценностей оно будет жертвовать своими людскими и материальными ресурсами, нести тяготы и лишения во время войны на территории, далекой от расположения их страны.

Во-вторых, для ведения военных операций за рубежом требуется четкое понимание, с каким противником придется столкнуться, какие проблемы придется решать при выполнении боевых задач, какую тактику необходимо применять для достижения победы. Последнее, безусловно, имеет отношение к формам и специфике боевой и морально-психологической подготовке личного состава, определению видов вооружения и военной техники, которая дает возможность побеждать реального противника.

Во время войны важно то обстоятельство, насколько представители элиты вовлечены в участие в боевых действиях. Например, сам Иосиф Сталин непосредственного участия в сражениях не принимал. Но на фронте воевали его сыновья.

Другие будущие генеральные секретари сами сражались на фронте — Хрущев (и его сын тоже, который чуть не лишился ноги), Брежнев.

Тот есть, в вопросах отношения к непосредственному участию в боевых действиях, да и к службе в армии, есть весьма серьезный разрыв между обществом и правящим классом в США.

«СП»: — А можно ли утверждать, что войны в Ираке и Афганистане США проиграли?

— Путаница при ответе на данный вопрос заключается в непонимании этапов, характера и специфики развязанных официальным Вашингтоном войн в Ираке и в Афганистане.

США весьма умело одерживали победу над армиями или вооруженными подразделениями, построенными по классическому образцу — по системе вертикального подчинения. Но добившись, казалось бы, победы, вооруженные силы самой сильной в военном отношении страны мира, затем сталкивались с вооруженными подразделениями, построенными по неклассическому горизонтальному или сетевому принципу.

В Пентагоне войны с такими боевыми структурами называют ассиметричными и признают для себя весьма большую сложность их ведения. То есть, легко победив «классические» армии в Ираке и Афганистане, армия США стала нести тяжелые потери от действий «неклассических» армий. Пожалуй, такой вариант событий можно назвать современным видом пирровой победы по-американски.

«СП»: — По мнению автора материала, американские вооруженные силы давно не способны «распространять демократию» в мире. В качестве примера он приводит Афганистан, Ирак. Можно еще Ливию вспомнить. Почему? Может, распространять демократию никто и не хотел?

— Сам по себе термин «распространение демократии», да еще с помощью военной силы, абсурден. Оккупанты всегда пытаются придать своим агрессивным действиям благой характер. США лишь подтверждают данное правило. Военная агрессия в настоящее время со стороны официального Вашингтона осуществляется в целях захвата определенных ресурсов (нефти, газа, исторических артефактов и т. д.) или значимых экономических объектов, например, взятие под контроль важного с точки зрения геоэкономики, канала. А также в целях установки над данной страной или территорией своего внешнего влияния с помощью привода к власти своих марионеток. Власть народа с одной стороны и власть оккупанта, установленная военной силой — несовместимые между собой понятия и термины!

«СП»: — А что если убрать фактор политиков? Американская армия способна выигрывать локальные войны вдали от собственного континента в принципе?

— Я хотел бы обратить внимание, что этот вопрос, как, впрочем, и предыдущие, относится к неразработанной в настоящее время такой научной дисциплины, как политология войны. Прошу не путать с военной политологией, которая более или менее, но получила своё развитие.

Полагаю, что армия любой, пусть самой сильной в военном отношении страны, без соответствующего политического заказа, широкой поддержки своего общества и непосредственной мотивации со стороны властных структур абсолютна неспособна достичь каких-то положительных результатов в боевых действиях «на дальних рубежах». Поэтому без политиков, вооруженные силы США обречены на полный разгром. Ведь в планировании военных операций за рубежом роль политического фактора возрастает в разы!

«СП»: — Чего ждать теперь в Ираке и Афганистане? Уйдут ли оттуда американцы? Поспособствует ли это установлению мира? И нет ли опасения, что Байден втянет страну в еще одну войну?

— Нахождение воинских контингентов США в Ираке и Афганистане в настоящее время необходимо рассматривать в первую очередь с точки зрения геополитической стратегии США по удержанию глобального политического и экономического лидерства, и лишь во вторую очередь, с военно-стратегической точки зрения. Поэтому вряд ли официальный Вашингтон пойдет на вывод своих войск из этих стран. При этом США в настоящее время имеют большое желание развязать очередную «войнушку» в Юго-Восточной Азии и в Африке в целях ослабления влияния Китая в этих макрорегионах.

— По большому счету, США практически никогда не участвовали в войнах в привычном смысле этого слова, — считает политолог Всеволод Шимов.

— В Афганистане и Ираке правильнее говорить о спецоперациях, преследовавших определенные цели. В случае с Афганистаном результат вполне удовлетворительный для США — хаос и война всех против всех. Учитывая, что Афганистан выходит в тыл всех крупных геополитических игроков Евразии, такая конфигурация вполне отвечает стратегическим интересам США.

В Ираке ситуация несколько иная — его дестабилизация привела к укреплению позиций Ирана и России в регионе. В определенном смысле это можно называть проигрышем США, но сугубо тактическим.

Вообще, в этих операциях нет четкого понятия выигрыша и проигрыша. Афганистан как перманентный очаг напряжённости очень удобен для давления на Россию, Иран, Индию и Китай. Нестабильность в Ираке — удобный повод держать войска на Ближнем Востоке с целью давления на тот же Иран или Сирию. Так что ничего американцы в этих конфликтах не проигрывали.

«СП»: — Еще одной причиной указываются настроения в обществе. Это, наверное, больше применимо к Вьетнаму? Что-то американцы не очень- то протестовали против войн в Афгане и Ираке…

— Да, события в Ираке и Афганистане остались в целом на периферии американского общественного мнения, в отличие от конфликта во Вьетнаме, который был составной частью холодной войны. Конфликты в Ираке и Афганистане относятся к эпохе тотального мирового доминирования США, здесь американцам не противостояла какая-то глобальная сила, олицетворяющая альтернативные ценности и миропорядок.

Поэтому среднестатистического американца войны в этих далёких и малоизвестных странах мало заботят. Определенное недовольство вызывает разве что экономическая затратность военного присутствия США там, чем в свое время воспользовался Трамп. Но в целом интересам американского военного лобби, продвигающего вмешательство США в конфликты по всему миру, общественные настроения сейчас мало угрожают.

«СП»: — Автор указывает на надуманные поводы для войны. Является ли это причиной? Можно подумать, что выигрывают только отечественные войны…

— Опять же, учитывая сугубую периферийность военных конфликтов, в которые сейчас втянуты США, а также тотальное американское доминирование в международной политике, повод для военного вмешательства не имеет принципиального значения. Достаточно вспомнить, как легко Вашингтону сошла с рук фальсификация данных о химическом оружии в Ираке.

Другое дело, что в конечном счёте злоупотребление подобными фальсификациями постепенно разрушают репутацию США как «мирового жандарма» и подтачивают миропорядок, основанный на американской гегемонии, позволяя другим центрам силы выступать в роли более справедливых арбитров региональных конфликтов, чем США. История войны в Сирии это наглядно продемонстрировала.

«СП»: — Афганистан американцам «преобразовать» не удалось. С Ираком тоже не получилось, с Ливией.

— А цели преобразовать эти страны никогда и не стояло, это сугубо идеологическая ширма. Основная цель — военное присутствие, управляемый хаос и контроль над ресурсами. Поэтому вопрос присутствия американских военных определяется не успехом неких мифологических преобразований и реформ.

Международное положение

Столтенберг не знает, когда Грузию и Украину смогут принять в НАТО

Байден рассказал, о чем беседовал с Си Цзиньпином

Япония обиделась на США из-за Японского моря

Пушков раскритиковал слова секретаря СНБО Украины о России

Все материалы по теме (13127)