А. Бородай: «Для Вашингтона еще лучше, если из-за войны с Россией Украина вовсе развалится» — Свободная Пресса

0
81

А. Бородай: «Для Вашингтона еще лучше, если из-за войны с Россией Украина вовсе развалится» - Свободная Пресса

В последние дни в разных концах света звучат все более тревожные оценки ситуации в Донбассе и вокруг него. Так, министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу публично признал беспрецедентный масштаб стратегического сосредоточения российских войск возле границ с Украиной.

По словам министра, в последние недели на этом направлении по приказу из Москвы уже развернуты две общевойсковые армии, три соединения Воздушно-Десантных войск и различные части усиления. Прежде всего — подтянутые из внутренних районов страны ракетные бригады, вооруженные оперативно-тактическими комплексами «Искандер» и инженерные части, предназначенные для обеспечения быстрого форсирования водных преград.

По другую сторону на глазах формирующегося фронта Третьей мировой войны за спиной готовых к переходу в наступление бригад Вооруженных сил Украины сосредотачивается войсковая группировка НАТО с гигантскими боевыми возможностями. Ее общая численность, по сведениям Шойгу, до 40 тысяч солдат и офицеров и 15 тысяч единиц вооружения и военной техники, в том числе — стратегическая авиация. «Сейчас американские войска перебрасываются из континентальных частей Северной Америки через Атлантику в Европу. Идёт перемещение войск в Европе к российским границам. Основные силы концентрируются в Причерноморье и Балтийском регионе», — сказал Шойгу на совещании в Североморске во вторник.

А что в это время происходит в самом Донбассе, который нынешней весной снова оказался в самом фокусе мировой политики? Об этом «Свободная пресса» решила поговорить с Героем Донецкой Народной республики, бывшим главой правительства ДНР Александром Бородаем.

«СП»: — Для начала скажите: давно бывали в родных краях?

-Я бы не сказал, что Донбасс мне родной по биографии. Жил и постоянно живу в других местах.

«СП»: — Но он наверняка стал для вас родным по событиям 2014−2015 годов, когда вы возглавляли ДНР и помогали ее становлению.

— Это — да. За последние семь лет я с этим шахтерским краем сроднился очень крепко, поскольку не только воевал там, но и сегодня возглавляю «Союз добровольцев Донбасса». Примерно треть личного состава нашей организации — выходцы из Донбасса или те, кто сейчас находится в Донбассе. Кто служил или служит в корпусах Народной милиции, а раньше дрался за эту землю в рядах ополчения.

«СП»: — Насколько я знаю, лозунг вашего Союза — «За други своя».

— Верно.

«СП»: — Но в любом случае понятно, что если даже вы лично не бывали в Донецке или в Луганске в последние недели, то точно на постоянной связи с жителями ДНР и ДНР.

— Конечно.

«СП»: — Что там сейчас происходит не по официальным сводкам, а просто в домах и на улицах? Какие настроения у людей? Они готовы к войне, которая по многим признакам уже у порога? Может быть, начата эвакуация населения? Может, граждане самостоятельно покидают дома, отправляют детей в Россию, пустеют полки магазинов?

— Если обобщить — в Донбассе и у Народной милиции в окопах, и у простых людей состояние повышенного беспокойства. Но одновременно — и полная готовность к войне

Республики территориально маленькие, по населению — не очень велики. Поэтому на самом деле там все, конечно, всё знают и понимают. Все эти семь лет понимают, что большая война с Украиной за Донбасс неизбежна.

Вот как закончилась интенсивная фаза боевых действий, последним на сегодня этапом которых был разгром украинских войск в Дебальцевской операции в 2015 году, — с той поры линии боевого соприкосновения в Донбассе практически не менялась. На ней шла и продолжается война, люди гибли и гибнут. А сейчас просто все ожидают весьма и весьма интенсивной фазы этих ни на день не прекращающихся событий.

«СП»: — Ну, а люди уезжают, вывозят детей?

— Уезжают, но немногие. Большая часть тех, кто хотел уехать — уже давно уехали. В Донбассе остались люди, которые связывают свое будущее с этой землей. Ни при каких обстоятельствах они не готовы её покидать и будут драться.

«СП»: — Это касается мужчин или вообще всех?

— Это касается всего населения. Хотя, конечно, кто-то пытается обезопасить семью. Пытается отправить ее к родственникам, друзьям, знакомым. По-человечески — понятно.

«СП»: — Недавно вы заявили, что удар Вооруженных сил Украины можно ожидать к концу апреля. Откуда эти данные?

-Это очевидная вещь. Тут не надо быть пророком. Во-первых, просто просохнет земля после весенней распутицы. По грязи в такой местности наступать очень тяжело. А концу апреля будет сухо и относительно тепло.

«СП»: — Появится «зеленка», в которой проще маскироваться?

 — «Зеленка» не так важна. Донбасс — это не Чечня. Не какая-то горно-лесистая местность, в которой легко спрятаться партизанскому отряду. Донбасс, в основном, — степи. Поэтому лесополосы есть, но они маленькие, узенькие. Сравнительно большие леса лишь на севере Донецкой и Луганской областей.

«СП»: — То есть, вы настаиваете, что удар со стороны Украины возможен в конце апреля?

— Нет, подождите. Давайте так: я вообще не уверен, что наступление на Донбасс всё-таки будет.

Эскалация существует и наращивается. Это фактор абсолютно ясный. Абсолютно ясно, что Украина стянула к линии боевого соприкосновения серьёзную войсковую группировку. Все громче бряцает оружием. При этом демонстрирует поддержку западного мира. Да и сам Запад всемерную поддержку Украине обеспечивает на всех уровнях. Но ее тоже не стоит преувеличивать. Что могут те же самые американцы сегодня подбросить Киеву?

«СП»: — Как минимум — разведданные. В том числе — добытые космическими средствами, которых у Киева нет совсем.

— Ну, согласен — разведданные. Кое-какую современную технику связи, радиоэлектронной борьбы. Еще — высокоточные дальнобойные снайперские винтовки. Беспилотники подбросят. Ну, не массово, а какие-то отдельные.

Может быть — какое-то противотанковое вооружение. Мы же не знаем, что уже завезли в Киев американские военно-транспортные «Геркулесы», которые там приземлялись и продолжают приземляться в последнее время. Но это всё равно помощь точечная, которая не в состоянии повлиять на исход большой войны за Донбасс.

«СП»: — Недавно еще и груженный под завязку крупный американский морской транспорт пришел в Одессу с сотнями каких-то джипов для украинских военных.

-Да. Но это всё равно не меняет принципиального характера войны. Потому что в остальном украинская армия как была, так и остается вооруженной старым советским оружием. Это основа её боевой мощи. Поэтому для НАТО затруднительно снабжать ВСУ даже боеприпасами, ибо стандарты и калибры у них другие. Поэтому, думаю, через пару-тройку недель боёв высокой интенсивности Украина неизбежно ощутит существенный «снарядный голод».

«СП»: — Но в столице Украины не могут не иметь на руках подобных расчетов. Почему же столь очевидно все же готовятся к явно обреченному на неудачу удару по Донбассу?

— Одна из причин, по которым Украина готова сунуться в эту войну — ее страшные долги тому же Западу и выплаты процентов по ним в этом году. Если не ошибаюсь, Киеву в ближайшие месяцы надо заплатить западным кредитным организациям (в том числе — МВФ) 16 млрд. долларов. Которых в бюджете Украины нет.

«СП»: — А война все спишет?

— Не спишет, конечно. Это только Российская Федерация иногда склонна в политических или каких-то иных гуманитарных целях списывать долги каким-то странам. А западные государства на это практически никогда не идут. Списанием долгов они не занимаются.

Но война за Донбасс — это прекрасное форс-мажорное обстоятельство для Украины. Которое позволяет хотя бы реструктуризировать накопившийся долг. И получить хоть какую-то передышку.

Если Украина втягивается в войну, она начнет орать на весь мир, что сопротивляется агрессии России. Поэтому просит, чтобы ее выплаты по долгам были бы отложены. Более того, наверняка тут же станет требовать дополнительной помощи финансовой.

«СП»: — Будем считать — с Украиной разобрались. Давайте поговорим о противостоящих ей народных республиках. Совершенно ясно, что Народная милиция в качественном отношении сегодня вооружена примерно так же, как и ВСУ. В случае начала войны республики Донбасса тех же трудностей, что и украинские военные, не почувствуют?

— О республиках — вопрос политический. Корпуса Народной милиции очень существенно уступают современной украинской армии. И по численности личного состава, и по боевой технике. Поэтому держать полноценную оборону против существенно превосходящего нас противника, у которого в руках еще и стратегическая инициатива очень затруднительно. Поскольку наступать враг будет в направлениях, которые выберет сам Киев. И тогда, когда там, возможно, сами решатся.

«СП»: — Недавно в печати было опубликовано ваше мнение, что если Россия не успеет вмешаться в возможные события или вмешается недостаточно решительно, Народной милиции придется нелегко. Каковы сегодня в действительности соотношение сил на линии фронта между сторонами?

— По крайней мере, по тем данным, которые у меня есть, в районе линии боевого соприкосновения сейчас где-то примерно до 100 тысяч украинских солдат и офицеров.

«СП»: — То есть — у Донбасса сосредоточена почти треть общего состава ВСУ. А численность донбасских корпусов?

— Корпуса существенно скромнее по численности.

«СП»: Вам, может быть, неудобно приводить конкретные цифры. А я по публикациям в киевской прессе всё-таки кое-что озвучу для наших читателей. Сегодня ВСУ на линии фронта по украинским источниками имеют просто подавляющее преимущество над защитниками республик. В личном составе — приблизительно 64 тысячи солдат и офицеров против 20- 30 тысяч в рядах Народной милиции.

В танках соотношение — примерно 2430 единиц (по другим данным — 2567 танков), против 870. В артиллерийских стволах — примерно 2000 против 1000.

Ну и так далее. Может быть, в последние дни эти цифры несколько изменились. Но сути дела это не меняет. Если и изменились, то относительно близки к реальности. Как Россия допустила такой существенный дисбаланс? Во всяком случае — в том, что касается боевой техники?

— Вопрос не в этом. Главное: думаю, в том, что касается Донбасса, нам давно не следует обращать внимания на политические и экономические риски. Еще в 2014—2015 годах следовало разбираться с так называемой Украиной, исходя из того, что договориться с нею невозможно. Что это абсолютная марионетка врагов России.

Ну, а бесконечно накачивать Народные корпуса танками и пушками… Сами понимаете: вопрос, как говорится, не ко мне.

«СП»: — Скажите, как вы относитесь к прогнозу, что сознающий свои слабости Киев все же перейдет в наступление, но в ограниченных масштабах. Таких, при которых Россия решит все же не вмешиваться в ответ всей массой сосредоточенных в этих краях наших войск и ограничится дипломатическими демаршами?

Предположим, для разрядки ситуации будет сделана попытка внезапного захвата украинскими войсками одного или нескольких сравнительно небольших населенных пунктов вроде Горловки. А потом сразу: «Стоп!» раньше, чем начнется движение по ту сторону границы с Россией. Зато даже уже и случившееся можно будет объявить огромной «перемогой» президента Зеленского.

-Ну, Горловка — это совсем не «небольшой населенный пункт», мягко выражаясь. Хотя и такой сценарий возможен.

«СП»: — У наших читателей, не исключено, создалось впечатление, будто напряженность в Донбассе стала нагнетаться в последние недели. А у меня есть данные, что этот процесс Украина начала еще в минувшем январе. Судя по сообщениям источников в самой этой стране, еще зимой Киев начал потихоньку сворачивать достигнутое полгода назад разведение сторон. Его военные стали медленно и скрытно возвращаться на свои прежние позиции в так называемой «серой зоне».

 — Да никакого разведения сторон на самом деле и не было.

«СП»: — Да как же? Народная милиция и подразделения ВСУ еще летом вроде отходили на 4−7 километров от линии соприкосновения?

-Да, по факту — нет. Я, например, еще в конце прошлого года на позициях 4-й бригады Луганской Народной милиции наблюдал как над Золотым, где якобы состоялось разведение сторон, развивались украинские флаги. Ходили украинские военнослужащие и передвигалась украинская военная техника.

Это всё бутафория, на самом деле. Никакого разведения войск, по сути, не было. Соблюдалось некоторое перемирие, которое продолжалось, наверное, с весны по конец лета прошлого года. Оно, это перемирие, держалось несколько месяцев. Практически обстрелов не было, это факт. А вот потом обстрелы начались. Их интенсивность нарастала постоянно. До того уровня, на котором держится на сегодняшний день. То есть — довольно высокого уровня.

«СП»: — Для характеристики нынешней обстановки на фронте в Донбассе я готов привести весьма красноречивые слова неназванного украинского офицера киевского корреспонденту. Так вот, он сказал: «Перемирие по факту закончилось и довольно давно, еще в конце января. Кто начал первый уже никто не скажет. Прилёты с той стороны, то есть с стороны Донбасса, каждую ночь. С нашей стороны те же действия. То есть — в сторону Донбасса. Наши разведчики зашли на старые позиции, которые мы оставили ещё в 2020 году в рамках разведения войск. Соответственно, «сепары» тоже придвинулись и заняли свои старые позиции.

То есть — разведения уже, по сути, нет. Между нами и «сепарами» нет и 2 км, как раньше. Ситуация как в 2018 году. Между позициями от 400 до 800 метров. Да и раньше на многих участках фронта, на самом деле, никакого этого расстояния в 2−3 км не было. А расстояние — 100 метров и 200 метров. Иногда — 50 метров. Люди гранатами кидались из окопа в окоп".

Смотрите, что получается. Если считать, что с января началось движение в сторону войны, такое явное и очевидное движение, то возникает вопрос: что именно в январе изменилось? Единственное: минувшей зимой пришла к власти в Вашингтоне администрация Джозефа Байдена. И, по всей видимости, в Киеве решили, что перед ними враз открылось «окно возможностей» решить проблему Донбасса силовым путем. Вы согласны с такими рассуждениями?

— Не надо прописывать администрации Зеленского и самому Зеленскому какой-то особенной политической воли. Они действуют так, как им диктуют США.

Я не думаю, что Зеленский очень хочет воевать. Просто он — в патовой ситуации. Ему надо отдавать деньги. У него просел рейтинг со страшной силой, практически до нуля. Ему надо как-то сплотить свое население которое продолжает катастрофически вымирать от ковида.

Словом, Зеленскому надо срочно что-то предпринимать. Никакого мира, никакого процветания, никакого прогресса — ни черта у него не получилось. Всё разваливается.

А что касается американской администрации, то война на Украине, война российско-украинская, в любом случае ей выгодна. Даже если дело закончится тягчайшим, глубочайшим поражением Украины и тем, что сам Зеленский слетит с своего поста. Потому что Байдену Зеленский нафиг, честно говоря, не нужен. У Байдена куда более тесные личные отношения с другим украинским политиком, который скорее является антагонистом нынешнего президента Украины.

«СП»: — Куда теплее.

-Ну конечно — с Петром Алексеевичем. С Порошенко у него отношения. Причём, судя по всему, не только чисто дружеские, но и вполне бизнесовые. Поэтому Петр Алексеевич вместо Зеленского во главе того, что в случае войны останется от нынешней Украины, американское руководство вполне устроит.

А если в итоге возможной войны с Россией вообще вся Украина развалится — то и пёс с ней. Зато, если Россию втянуть в войну, ее можно будет объявить просто чудовищным агрессором перед лицом всего мира. И уж тогда точно зарубить проект «Северный поток-2».

В принципе Украина интересуют Соединенные Штаты только как «антиРоссия». Только как возможность воевать с Российской Федерации чужими руками. Руками таких же славян, какими являемся мы с вами.

Сводки с Донбасса

Прилепин о признании ДНР и ЛНР: придётся следующего раза ждать

Украинские силовики открыли миномётный огонь по пригороду Донецка

Азаров: надо быть идиотами, чтобы в текущей ситуации говорить о войне с Россией

Зеленский о Донбассе: украинская армия готова

Все материалы по теме (3016)